Александр Л

Отчет Александр Л

Рекомендуемые сообщения

Александр Л

В первые на вашем форуме. Поэтому если что не так подскажете.

Ездил на охоту на гуся на север в Салехард. Имею полный отчет кому интересно вышлю. Сроки охоты с 22 по 30 мая. Погоды не было. Лед стоял намертво. Трофеи скорее случайные чем ожидаемые, но испытание было не для слабонервных. Ночь от -18 до -5 день 0 + 3. Было все и дождь и ветер 30 м/с, однако все понравилось, наборолся с природой и самим собой выше крыши. А люди просто потрясающие. Ещё раз кому интересно готов выложить все подробности буквально по дням

поблагодарить за сообщение

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Denis

Конечно ИНТЕРЕСНО! У нас даже специальный раздел есть: Отчеты об охоте <_<

поблагодарить за сообщение

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Александр Л

Спасибо за подсказку. Немного уже осваиваюсь. В среду размещу. Правда материала много, ну если что поправите

поблагодарить за сообщение

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
охотник-2

Спасибо за подсказку. Немного уже осваиваюсь. В среду размещу. Правда материала много, ну если что поправите пока для разминки небольшое фото.

зайди в ГАЛЕРЕЮ..там фотки размести....

поблагодарить за сообщение

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Александр Л

Очерк об охоте на гуся.

Все началось с того, что я решил поехать на охоту, причем все равно куда. Но отпуск, который мне дали , пришелся на конец мая и составлял все-го 12 дней. Сроки, как вы понимаете, определили, прямо скажем, не богатый выбор моих притязаний на охотничий трофей.

Я решил ехать на Север охотиться на гуся. Учитывая то, что на гуся я вообще не разу не охотился ни осенью, ни весной, мне показалось это прекрасной мыслью. Итак, решение принято, и я стал вырабатывать план. В современном мире, кажется, не существует про¬блем с выбором как потратить деньги на развлечения, но это так только кажется. Как вся¬кий цивилизованный человек, которым я себя наивно считаю, я решил поискать место охоты через Интернет. И что же я обнаружил... Большинство предложений было связано с групповой охотой, то есть для компании 3-4 человека минимум. Для одного охотника – см. предложения «индивидуальный тур» с ценами, которые конкурируют с полетом в кос-мос. Цена тура почти везде включала заказ вертолёта, а это никак не укладывалась в опре-делённую мной смету. Я почти отчаялся. На разосланные мной электронные письма отве-тов не было, никто не хотел иметь дело с авантюристом-одиночкой, имеющим в своём ак-тиве скромную сумму, не превышающую 50 000 рублей. Но... ах эти «но»! Я почти слу-чайно попал на выставку "Охота и рыбалка", проходившую у нас в Екатерин¬бурге в марте. Там я нашел фирму, которая только начала осваивать рынок внутреннего охотничьего ту-ризма, и они согласились на мои условия. Конечно, в своём повествовании я опустил не-которые детали переговоров и бесконечных согласований, которые инте¬ресны только тем, кто хочет повторить мой путь. Поэтому для интересующихся подроб¬ностями этих состав-ляющих в конце очерка я оставлю свой электронный адрес.

День первый. И вот я лечу в Салехард. Полёт был чудесен без преувеличений. Я имею в виду не самолет, а виды из иллюминатора. Высота полета 5700, скорость 440 км в час, время полета 3 часа 40 минут, прекрасная погода, видимость отличная. Я летал и над Аф¬рикой, и над Европой, над Таиландом, Индией, Турцией, Китаем, Карелией, Финляндией и многими странами, но разлив рек на Севере впечатляет. Порой создавалось впечатление, что летишь над фантастической страной. Русла рек теряются в границах разлива, цвет во-ды меняется от темно-синего до коричневого, желтые зимники, упирающиеся в реки, на-ходят своё продолжение на другом берегу разлива, создавая впечатление сюрреалисти¬ческих картин Сальвадора Дали. Добавим к этому факелы газовых месторождений и стол-бы линий электропередач посреди огромных зеркал озер, слепящих светом отражен¬ного солнца, и мы получим картину достойную кисти великого маэстро.

Километров за 200 до Салехарда нас встретила пелена облаков: сначала редкие, потом все плотней, и в конце настолько плотная, что едва можно было различить крыло само¬лета. Мы заходили на посадку в условиях довольно низкой облачности, поэтому когда са¬молет вынырнул из облаков, мне показалось, что мы приземляемся на колотый лед реки. Однако, слава Богу, показалось. Самолет уверено пошёл на посадку, которая прошла под аплодисменты пассажиров вполне «штатно».

Салехард, небольшой город с населением в 30 - 40 тысяч, живописно раскинулся на высоком берегу Оби. Температура воздуха в Салехарде на момент прилёта была -5 С, од¬нако холода я не почувствовал. Меня встретил представитель фирмы Костя. До гости¬ницы «Ямал» добрались минут за 20, учитывая остановку на берегу Оби, для обозрения ледохода. От ледохода ожидал большего, и, видимо, не я один – на берегу было человек 30, они жарили шашлыки (русская народная забава) и наблюдали ледоход. Лёд шёл мед¬ленно без особого шума, торосов было мало, в общем, особо рассказать не о чём.

Первое впечатление от Салехарда: вполне приличный городок, чистенько, дома в сайдинге, большоё количество такси, в магазинах, однако, товаров потрясающее отсутст¬вие. Костя объяснил все ледоходом: "Не подвезли, мол, вовремя." Проехались по городу, заехали на рынок, купили сало, тушёнку из оленины, пиво местного разлива (кислятина, надо признать). Цены, ну, процентов на 30 выше, чем в Ё-бурге. Гостиница вполне при¬личная. Цена номера за сутки – 2500, с броней – 3100. Однако, за все залог: пульт от теле¬визора – залог 500 рублей, позвонить домой – залог 100 рублей. Сотовый – работают МТС, Билайн, и ещё какой-то федеральный бренд, а у меня «Мотив», в Ебурге сказали: все путем, однако до сих пор связь ищет.

А, вот, что поразило. В номере гостиницы обнаружил нечто типа справочника, ну, там телефоны, имена руководителей, цены на услуги и на последней странице – инструкция: "Если Вы вступили в половую связь – что Вам делать". Потрясающе, прямо столица ми¬рового секса, ради прикола привожу несколько цитат: "На 150-300 актов приходится на¬рушение целостности презерватива (вероятность чего возрастает при неумении правильно его надевать), которое влет (именно так в оригинале!) за собой резкое падение (!) Ваших шансов заболеть. Если произошло нарушение целостности презерватива, не впадайте в панику: ВОЗМОЖНО, ничего ещё не случилось, хотя некоторые меры необходимо при¬нять как можно скорее. Во-первых, следует немедленно тщательно вымыть половые ор¬ганы теплой водой с мылом, после чего следует опорожнить мочевой пузырь". Вторая ци-тата: "И, наконец, если по прохождении определенного срока появилось какие-либо бес-покойства со стороны половой сферы (три ха-ха!) то необходимо, не прибегая к само¬лечению, пройти некоторые лабораторные исследования. Объём этих исследований лучше определяется семейным врачом (а это-то к чему?), независимым от медицинского учре¬ждения, в котором производятся сами лабораторные исследования (о!), он поможет Вам... Однако если даже не появилось никаких жалоб после случайного полового акта, через 1-1,5 месяцев все-таки необходимо показаться врачу..." Занавес...

День второй принес мало радости, с утра шел плотный снег, температура около 0 С. Переправа на западный берег Оби была по-прежнему закрыта. Охота откладывалась при¬мерно на сутки. Вообще интересно то, что город в такое время как бы отрезан от осталь¬ного мира, но это как бы. Летает вертолет, ходит катер на воздушной подушке, но все равно все с гордостью говорят: мол, мы отрезаны. Фирма, которая меня принимала, уст¬роила мне экскурсию по городу. Нет смысла подробно описывать достопримечательности, это всё есть в "сети". Я же скажу только три основных вещи. Город как построили для сбора налогов (ясака) в шестнадцатом веке, так и до сих пор главная задача города – соби¬рать налоги. Из промышленных предприятий один рыбный комбинат и всё. Трагические страницы истории уже двадцатого века – это знаменитый проект в никуда "501 стройка" (жд. дорога к морскому порту на Обской губе). Порт оказался фикцией. Обская губа ока¬залось мелкой для морских судов, но жизней на строительство дороги положили столько, сколько никто даже сказать не может: то ли 40, то ли 100 тысяч. Что касается третей со¬ставляющей, город производит приятное впечатление: светлый чистый.

Но к главному. Видел три-четыре косяка гусей, шли над Обью. Гусь хорош (или хорош гусь), так что есть шанс (или шансов нет)... Ладно, жду с нетерпением завтрашнего дня.

День третий. Выезд из Салехарда состоялся во вторник в 9-00. Приехали на переправу, паромы по-прежнему не ходили, по реке шёл редкий лед. Единственный способ пере¬браться на другой берег Оби – катер на воздушной подушке, местные называют его про¬сто «подушкой». Бодренько перетаскали свой скарб на катер и через 20 минут оказались в Лабытнанге. Город в два раза меньше Салехарда, но он связан с большой землей поездом и это делает его почти столицей мира. В подтверждение этому факту могу привести такой пример. Когда я спросил у таксиста, подвозившего нас от переправы до города, «куда хо¬дит поезд» то услышал гордый ответ "в Москву". "А куда ещё?" – наивно поинтересовался я. "Да ни куда больше не ходит, в Москву, и все тут". Вот так Москва – Лабытнанги, экс¬пресс без остановок и заморочек.

Таксист повозил нас по городу, мы купили жратвы, водки и двинули в направлении Харпа. Харп – небольшой поселок в предгорьях полярного Урала. Широко известен свои-ми «зонами», там сейчас сидит известный узник Платон Лебедев, вот и все достопри¬мечательности этого поселка. До поселка мы не доехали километров 20, на обочине до¬роги нас поджидал вездеход "MADE IN ГАЗ". Жуткий уродец, гусеничный трактор. Во время расчетов с таксистом случился неприятный инцидент, мои проводники не догово¬рились о цене на месте найма машины, и таксист врубил нам такую цену, что я даже не¬много растерялся: за пробег меньше 70 км и работы не более полутора часов он запросил 2500. Пришлось платить. Инцидент, очевидно, будет иметь последствия, поскольку в мо-ём договоре трансферт уже оплачен, и я, наверное, оформлю претензию к фирме после возвращения. (К чести фирмы деньги мне вернули)

А пока мы приступили к погрузке своих шмоток в этот футуристический транспорт. Закончив, двинулись к "балку", небольшой охотничьей избушке на берегу озера. Ехали километров 7. Всю дорогу я пытался снимать, едва не навернувшись пару раз с крыши вездехода. Что меня удивило, так это то, что охотников на гуся здесь на севере ничуть не меньше, чем у нас на утку во время открытия. Кругом стоят балки, трактора, скрадки, ок¬руженные профилями гусей. По прибытью на место сели отобедать и конечно выпили. Часа через два к нам присоединилось ещё человек пять охотников, потом мы отправились к ним в гости в их балки, ну и, короче, там тоже пили, по окончании я стал фотографиро¬ваться с собаками и понял, что сегодня охоты не будет. Однако, несмотря на "усталость", в 21-00 я добрался таки с ружьем до скрадка. Со мной в качестве проводника пошёл мест¬ный охотник Николай. Честно сказать, я не ожидал, что пройти каких-нибудь 80 метров будет так тяжело, мы проваливались в рыхлый глубокий снег буквально по пояс. В ре¬зультате, чертыхаясь и изрыгая проклятия, на четырех костях я все-таки дополз до этого скрадка. Устроившись в отделанном досками укрытии, мы принялись наблюдать за не¬бом. Была тихая, ясная погода и абсолютная, почти идиотская, тишина. Никого, ни гусей ни уток, даже вороны не летали. «Погода»… многозначительно объяснил мне Николай. Лед на озере был еще довольно плотный, и, конечно, никакая дура-утка на лед не сядет. Что касается гусей, то они в этот день, очевидно, забили на все перелеты. Короче, глухо, но у нас собой было. Под охотничьи байки пили вискарь из фляжки и закусывали снегом (закусь забыли). Так и закончился этот вечер безрезультатно.

День четвертый. Встал я в 7-00, мой сосед Николай, едва оторвав голову от подушки, сразу определил регламент дня: пойдем в 9-00. И снова предался неге сна. Однако я уже спать не мог и начал утренний моцион. Коля, скрепя сердцем и очевидно из солидарности, тоже встал. На улице был мороз – 2-3 градуса ниже нуля, пасмурно. Из палатки моих со¬провождающих от фирмы доносился дружный храп. Кстати, немного о моих сопровож¬дающих. Их двое: Герман (по национальности хант) и Костя. Их обязанности были сле¬дующими: Герман исполнял роль Шамана, он должен был познакомить меня с обрядами народов Севера. Костя, типа мой непосредственный гид, – проводник. Пока я мылся, оде¬вался, Коля вдруг мне говорит: "Саня, бери ружье". Я, что называется, на измене, кинулся к ружью, дергаю затвор, ещё не понимая, что почём, а Коля уже даёт целеуказания: " Ви¬дишь, справа от кривой березы куропатка?". Я смотрю туда и вижу. Ай, красотка, птичка беленькая, головка красная, вышагивает по снегу. Я к ней «на подход». Снег провалива¬ется, вязну, осталось метров 60, стрелять рано – не попаду. Иду ближе, она перебегает. Понимаю: так «с подхода» не взять, прицелился – выстрел, вспорхнула и села в метре от места, где была до выстрела. Ну, думаю, зацепил, радостно кидаюсь за дичью… и ухожу по пояс в снег. Пока выбирался, куропатка отбежала метра четыре. Снова стреляю, она вспорхнула как молодая, а рядом поднялась ещё одна поменьше, самка, и упорхали они обе в даль голубую. Вот, думаю, как так? Попал вроде, ан нет, ушла дичь. Вернулся в ба¬лок. Коля, наблюдавший всю картину, не стал комментировать моих действий, из чего я заключил, что он их осудил, просто из деликатности говорить не стал. Однако я думал, что попал и что, куропатка ушла подранком. Эту версию я стал горячо излагать за завтра¬ком, но все впустую. Коля слушал меня как ребенка, который сломал игрушку и пытается оправдаться. Я думаю, и к этой куропатке он отнеся как к ребячьей забаве, поэтому «не заострял», как говорят.

Итак после небольшого завтрака мы с Колей направились в скрадок. Заняли позиции, так сказать, разговоры за жизнь и философия охоты – вот основное занятие в скрадке. При этом каждому определен свой сектор неба для наблюдения. Первый табунок гусей увидел я, но было до них слишком далеко. Табунок растаял в дымке, так и ни дав нам призрач¬ного шанса на выстрел. Часа через два Коля вдруг, прервав разговор, наклонил голову и одними губами прошептал: "Саша, не шевелись, гуси у тебя за спиной". Я, конечно, не стерпел, стал вертеть башкой. Вижу: гуси. Идут низко, метров пятнадцать, над замершим озером, но ровно посредине, до них метров 120-130. Коля стал подзывать косяк манком, но все оказалось бесполезно, гуси ушли дальше на север. Что я ощутил в тот момент – трудно сказать. Смесь радости от увиденного и раздражения от неудачи. Сильно захотел курить. Переборол себя, сидим дальше, но все тщетно, полная тишина, "белое безмолвие". Часам к одиннадцати в небе закружили чайки. У соседей завели вездеход. Временно пере¬ключил внимание на него. Прогрев двигатели, наши коллеги отправились на другой берег озера. Цель их выезда стала понятна через десять минут, они расставили профиля на том берегу. Сидим дальше. Кажется, что жизнь замерла, ничего не происходит. Время к обе-ду. Выбираемся из скрадка, идем на обед. Перекусили. После обеда я решил посмот¬реть место, где была куропатка, по которой я стрелял, мысль, что попал в неё, не давала мне покоя. К тому же и погода наладилась, светило солнце, было тепло. Отправляясь на эту небольшую экскурсию, я надел солнечные очки, без них передвигаться стало пробле¬матично, снег слепил так, что через 10 минут глаза начинали болеть. Мой поход, можно сказать, завершился ничем. Я нашел на снегу следы от дроби и даже небольшое перышко, но, к сожалению, это все, чем можно похвастаться.

Вернувшись к балку, я увидел, что у нас гость. Легенда севера, Виктор Яковлевич Ба¬рышев, охотник с огромным стажем, в следующим году – юбиляр, будет отмечать 70 лет со дня рождения. Виктор Яковлевич двигался к своему скрадочку с рюкзачком, туго на¬битым профилями, и зашел, так сказать, на огонек. Посидели, поговорили, выпили по рюмке, и он отправился дальше. Я уже собрался прилечь, но тут Костя мне сообщил, что в три часа наш штатный шаман Герман совершит обряд на удачную охоту. Однако Герман к обряду был явно не готов. Бедняга мучился с похмелья. И поэтому мы дали ему отдох¬нуть. Наконец часам к четырем Герман обрел боевую форму. Началась подготовка к об¬ряду. Герман набрал сухих досочек и стал стругать их топором, при этом стружку он сни¬мал не до конца, и вскоре все доски покрылись кудряшками. Во время этого процесса в наш лагерь пришел очередной гость, местный охотник Иван, он пришел вместе со своей собакой Диком. Пока мы здоровались и знакомились, Герман закончил свою работу с дро¬вами и принялся готовить ритуальную пищу. Нарезал хлеба, колбаски, помидоры, взяли сок, водки, и мы отправились к березке, недалеко от нашего балка. Герман развел косте¬рок, раздал нам тряпочки, в которые мы завернули мелочь. В это время Николай вбил во¬круг берёзы три колышка по периметру, сантиметрах в тридцати от дерева. Затем мы по¬водили над костром тряпочками и привязали их к веткам березы. Откровенно говоря, я думал, что наш Шаман будет читать какой-нибудь заговор и бить в какой-нибудь бубен. Но бубна не было, все оказалось проще. Мы все повернулись три раза вокруг своей оси через правое плечо, поклонившись после каждого поворота в сторону юга, загадали жела¬ния, о которых сообщать ни кому не полагалась. Выпили водки, закусили ритуальной пи¬щей, после чего обняли березку руками и пошли обратно в балок. Пищу Герман не забыл прихватить с собой.

В разговорах и рассказах дождались вечера. Не торопясь принялись готовиться к ве¬черней зорьке. Я уже одевался, когда Николай позвал меня на улицу весьма оригиналь¬ным способом. "Саша, бери ружье, быстро". Как ошпаренный, я вылетел наружу, в одном сапоге и с босой ногой кинулся к ружью. Николай молча указал на цель. Куропатка мет¬рах в 30, идеально для выстрела. Николай шепчет: стреляй. Но мне же надо ближе. Соско¬чил с крыльца, шагнул ближе, куропатка отошла за дерево. "Вот чёрт, не взять" – мельк¬нуло в голове. Ещё шаг – птичка опять от меня, вышла на чистое. Беру на мушку под срез мишени и снова мысль: дробь крупная, попаду – жрать будет нечего. Выстрел.... Как так? Дробь разошлась в разные стороны, куропатка, целая и невредимая, помчалась в тундру. Выстрел вдогон, как в утешение. Мимо. Русский язык богат, и я воспользовался его богат¬ством в адрес самого себя, по полной. Вернулся в балок. Мужики смотрят на меня по-доб¬рому, но в глазах читаю, "да, брат, тот ты ещё охотник, камнем зашибить можно было, а ты с «ружа» не попал". Ну, что делать, пытаюсь оправдаться, но на деле выходит, что они меня оправдывают, особенно спасибо Володе, хозяину балка. Молчаливый, рассудитель¬ный мужик просто сказал: "Выстрел был хороший, просто дробь так легла". И все, и я оп¬равдан, и всем ясно, мне не повезло – тему сняли.

Вечер. Вышел в скрадок. Николай остался в балке. Иду в скрадок с Германом. Сидим, разговариваем, смотрим на свои сектора, погода отличная, но дичи нет. Минут через со¬рок сидения вижу стаю из пяти гусей, далеко, с километр от нас, сели, возможно, кор¬мятся. Слышу Николай кричит, соседям: "Идут по косе". Те ошалело крутят головами, разбегаются с ружьями на изготовку, но смотрят в другую сторону. И я отвлекся и поте¬рял гусей. Все тщетно. Время опять замерло. Тихо беседуем с Германом. Иногда работает рация,

это скучает Костя в скрадке, расположенном от нас метрах в двухстах. Герман рассказы¬вает о себе, о своей семье. Хороший парень наш шаман, целеустремленный, с желанием чего-то добиться. Учится в нашей Юракадемии, хочет стать чиновником, при этом он мой ровесник. Я понимаю, что в сорок лет парню из чума совсем непросто себя реализовать и добиться карьерных высот, поэтому ещё больше проникаюсь к нему уважением. Время подбирается к 23-00. Герман обнаруживает в бинокль четверку лебедей. Идут высоко и далеко, но как красиво. Я даже не знаю, смог бы я в них стрелять, наверное, нет, очень красивая птица. К двенадцати возвращаемся к себе в балок, болтаем о том, о сем. Вдруг выстрелы у соседей. Костя в этот момент смотрел в окно и говорит: «Блин, похоже, они лебедя завалили». Я бегом на улицу, смотрю в бинокль, нет, не похоже, там, где упала дичь, кружат собаки, подходит охотник, дичь не поднимает, собак не отгоняет. Значит, что-то несерьезное, тем не менее иду к ним. Так и есть: лебедей они не стреляли, закон уважают не меньше нас, а вот досталось назойливому халею (чайка). Собаки гоняют под¬ранка по снегу, халей огрызается. Есть возможность рассмотреть его поближе. Крупная чайка с плотными белыми перьями, кончики крыльев черные. Делаю несколько снимков. Думаю: да досталась тебе, брат, стал ты затравкой для собак, и конец свой найдёшь в зу¬бах у них. Навестил балок Виктора Яковливича и двинулся в обратный путь. Погода обе¬щала быть ясной. С нетерпением жду утра следующего дня.

День пятый. Ночью сильно подморозило, но на небе ни облачка. Погода опять не ра¬дует Николая: "Не будет ничего", – говорит он за завтраком. Гораздо более оптимистично настроен Владимир: "Должны пойти". Вот под этот спор расходимся по скрадкам.

Сидим с Николаем часа два ,нет ничего, полная тишина. Вижу, как Владимир поднялся со своего места и пошел в обход по берегу скованного льдом озера, в тысячу первый раз слушаю, как сетует Николай по поводу погоды. Ловлю себя на мысли, что где бы я ни был, первое, на что жалуется охотник, так это на погоду. Но в тоже время с горечью по¬нимаю как он прав, какой дурной гусь, а тем более утка, полетят туда, где лед стоит тол¬щиной в метр и нет даже намека на чистую воду. От этих мыслей становиться грустно, неужели все пропало, и так и уеду, «не солоно хлебавши». В этот момент замечаю табунок штук в пятнадцать гусей, идут низко над самой грядой, но очень далеко, с километр, на¬верное, – опять не наша дичь. Пора бы уже впасть в отчаяние. В голове мысли типа: на кой черт мне все это надо, сижу, морожу зад, и все без толку. Николай собрался и пошел готовить обед. На смену ему с обхода пришёл Владимир, сидим, разговариваем. Владимир заражает меня своим оптимизмом, он уверен: дичь сегодня обязательно будет. Но нет её, лишь однажды на исходе четвертого часа далеко над лесом слышим курлыканье лебедей, но разглядеть их не удается.

Николай завет на обед. Идем в балок, обедаем в нашей компании. За обеденным столом нет Германа, парень отказался от обеда ради призрачной надежды добыть дичь и вот уже пятый час сидит в скрадке. Оно и понятно: если у нас ещё есть резерв по времени, то ему через два дня на сессию.

После обеда появился Герман и сообщил, что слышал крики хантов, пасущих оленей. Решили съездить к ним, так сказать, этнографическая экскурсия. Завели вездеход, кото¬рый местные называют «газушкой», и двинулись в сторону предполагаемого стойбища. Мы с Костей разместились на "броне" в надежде по пути подстрелить куропатку. И где-то на средине пути одну приметили, однако было до неё далековато, решили подъехать бли-же на обратном пути. Минут через тридцать перевалили небольшой холм, и открылась от-личная панорама. В лучах яркого солнца блестит замершее озеро, гряда коричневых кус-тов четко окаемляет берег, на полянке за озером на проталине разместилось небольшое стадо олений голов в пятьдесят, а рядом с ними – огромные, по сравнению со всем ос¬тальным, конусообразные чумы. Чумы казались действительно небоскребами, хотя на са¬мом деле едва были выше 5 метров, эффект от их размера подчеркивали окружающие предметы: низкие деревья, лежащие на земле олени, и, по большому счету, невысокие хо¬зяева этих экзотических жилищ.

Когда мы, преодолев несколько довольно стремительных ручейков, добрались до стой¬бища, все обитатели поселка уже были «на улице» и, надо сказать, не очень радостно при¬ветствовали нас, была некоторая напряжённость. Мы пошли приветствовать хозяев. За старшего в стойбище осталась Анастасия. Женщина трудно определяемого возраста, во¬круг которой стайкой крутились пятеро детишек от 2 до 10 лет, мужчины уехали к пасу¬щемуся километрах в 5 от дома стаду оленей, а те, что паслись рядом, оказались ездовыми и почти полностью домашними. После непродолжительной беседы напряжённость спала, и нас даже пригласили в чум. Само устройство стойбища было довольно несложным. Три чума одинакового примерно размера стояли один подле другого, в центре из нарт, выстро¬енных полукругом, ханты соорудили загон для своих ездовых оленей, вот и всё стойбище. Зашли в чум, в центре печка. Над ней проволока, висит котел, по краям оленьи шкуры, напротив от входа иконостас. Об иконостасе подробней. Ханты (как, впрочем, и другие народы Севера) – язычники, крестили их насильно, ещё в девятнадцатом веке, но по сути своей они так и остались язычниками, поэтому и иконостас выглядел необычно. Все имеющиеся в наличии иконы в ряд, на одинаковом расстоянии, стояли на полочке, зани¬мая без преувеличения процентов 15% самого чума. Под ними красная материя с желтыми православными крестами. Подойдя ближе к иконам, я разглядел, что все они бумажные, исполненные типографским способом, в дешёвых окладах из рейки. Изображения на них полустёрты, но, самое главное, среди них я обнаружил портрет Ленина, а приглядевшись к материи, увидел почти стертые белые буквы "Слава КПСС". Вот так вот. Трудно сказать, чем продиктована такая странная демонстрация своей лояльности власти (духовной или светской все равно), то ли экономией на материалах, то ли нежеланием разбираться в сути происходящего на Большой земле. Короче этот пантеон красноречиво говорил: "оставьте нас в покое, мы жили, живем и жить будем, как хотим". А иконостас – это обереги от дур¬ных людей, желающих обратить нас в свою веру, христианскую или коммунистическую – неважно. Вышли из чума, пофотографировались с оленями, и обратно.

Едем, а я размышляю на философские темы. Мы привыкли чукчей считать глупыми и отсталыми, а они в десятки раз умнее нас, живут в мире с природой, верят своим богам, а власть им нужна только для халявных подачек. Дали рацию и снегоход – повесим портрет благодетеля в чуме, пусть думает, что мы его любим. Пришел миссионер, дал нам кре¬стики и библии – тоже хорошо, скажем спасибо и его богам, чтобы не гневались.

От философских мыслей меня оторвал Костя. Куропатка, которую мы видели на пути в стойбище, сидела прямо по курсу вездехода. Володя, управлявший вездеходом, тоже уви¬дел её, поэтому остановил машину в 30-40 метрах от дичи. Прицелились, стреляем. Я пер¬вый, Костя второй. Вижу: попал, но тщетно, долбанная куропатка или бронежилет надела или патроны мои ни к черту, обсыпали её дробью и все. Ладно, она отлетела недалеко, второй выстрел – опять мимо, просто колдовство какое-то. Куропатка взмахнула крыль¬ями, оторвалась от земли и, описав широкую дугу вокруг вездехода, исчезла за листвен¬ницами. Моему расстройству не было границ, я не мог поверить, что не попал. Всю об¬ратную дорогу только и думал о причинах своего невезения.

Добрались почти быстро, если не считать небольшого инцидента, кода вездеход "при¬лип" в русле ручья засыпанного снегом. С помощью бревна удалось выбраться довольно быстро.

По прибытии в лагерь я начал испытания себя, своего ружья и патронов, установил пластиковую бутылку на расстоянии 30-40 метров, зарядил ружьё патроном "mirge" италь-янского производства, фирмы "Clever", дробь, согласно маркировке, 4 (но меня пре¬дупреди ли при покупке: соответствует нашей тройке). Вес дроби – 36 граммов. Заряд усиленный, но не магнум, а что-то среднее между магнумом и полу-магнумом, макси¬мальное давление при выстреле 1050 бар. Длинна патрона 70 мм, калибр 12. Ружье МР 153, максимальная длинна патрона 76 мм. На стенде патрон зарекомендовал себя чудесно. Стреляю, по бутылке попал с первого выстрела. Пошел смотреть, 6 дробин в бутылке, вот это да!!! По следам на снегу можно предположить, что остальная дробь просто в бутылку не попала. Беру 3 ноля той же фирмы, огонь... Результат лучше: четыре крупных дробины пробили бутыль насквозь, и по следам на снегу видно, что полет остальной дроби дальше, со средней кучностью. Пострелял ещё. Результаты примерно те же. По совету Володи взял мишень, прибил к лиственнице и с разных расстояний, разными патронами пострелял по мишени. Все результаты кучности и точности стрельбы – как на стенде, когда я готовился к поездке. Вопрос: как добыть куропатку и не промахнуться по гусю, если повезет? Стре¬лять по куропатке нолями – надо ещё попасть, дроби-то меньше, кучность, как вы пони¬маете, отличается от тройки, да и если попал, что кушать будем? Тут мои раздумья пре¬рвал Коля: "Что ты мучаешься, возьми патрон длинней, на 76 по магазину, и увидишь раз¬ницу". Взял наш патрон Фетер, длинна 76, дробь тройка. Выстрелил. В бутылке 4-5 попа¬даний дроби навылет. Так, думаю, три года я с эти ружьем на охоту езжу, стрелял разным патроном и на 70, и на 76. Лучшие мои выстрелы были сделаны картечью 5,2 по косули. Длинна патрона была 70, а тут новая задача: оказывается, длина патрона при стрельбе мелкой дробью имеет такое значение, Мало того, что охоты нет, так я к ней и не готов оказался. Даже те малые шансы упустил из-за недопонимания ТТХ своего оружия. Однако дальнейшие раздумья внесли свои коррективы. Пластиковая бутылка – это, конечно, не куропатка, и все-таки куропатка – птица нежная, одной дробины хватит для результатив¬ного выстрела. Значит, дело не в этом. Снова возвращаюсь на "стенд". Стреляю разными патронами и с разным прицелом. Вижу, что на расстоянии 30 метров эффективней це¬литься по центру, с 50 метров – под срез мишени, а с 70 уже точность падает и эффект минимальный. Мои эксперименты прервали призывами на ужин. Поели отправились в скрадки.

Но все надежды на добычу в этот день себя не оправдали. Видел всего две небольших стаи, да и то на таком расстоянии, что разглядеть-то их без бинокля непросто, не то, что попасть. День закончился безрезультатно. Ярко-оранжевое солнце садилось в облака. На¬ступала белая северная ночь.

День шестой. Проснувшись, я тут же засобирался на охоту, чем немало удивил своих коллег. Всю ночь я думал об охоте на куропатку и решил добыть её, во что бы то ни стало. В этот день дул сильный северный ветер, было пасмурно, наст был твердый, и я уверенно шел на поиски своей добычи. На пути моего следования был балок охотника Сергея, мое-го земляка, свердловчанина, правда, жил он на севере уже 15 лет и дома был в послед¬ний раз пять лет назад. Зашел к земляку. Серега моего визита явно не ждал, он лежал на нарах в бушлате и лисий шапке, укрывшись каким-то тряпьем. На столе стояла недопитая бу-тылка водки. В избушке было так холодно, что даже потолок покрылся инеем. Увидев ме-ня, Серега соскочил с нар и, едва поздоровавшись, предложил выпить с ним. Пока он на-ливал в стакан тягучей от холода водки, я спросил, почему у него так холодно. Ответ меня немного удивил: "Дрова, мол, закончились". А между тем я видел у избушки дере¬вянный дощатый поддон и чурку с торчащим из неё топором. В общем, Серега грелся водкой, дрова ему были не нужны. Я простился с хозяином и покинул его "ледовый дво¬рец". Прошел метров двадцать и замер: на проталине сидел стайка кроншнепов. Я начал к ним подкрадываться, но они быстро обнаружили меня, и стайка взлетела, когда между нами было метров 60-70. Я выстрелил три раза, но все безуспешно. Возвращение к зав¬траку за-няло у меня минут 10. Поднявшись на крыльцо, я уже снял с плеча ружье, чтобы повесить его на предусмотренный для этой цели гвоздик, как вдруг увидел летящих низко над са-мой землей гусей, штук пятнадцать. Они шли прямо на наш балок, где заканчивали зав-трак мои товарищи. «Мужики, гуси!» – едва не сорвавшись на крик, предупредил я това-рищей. Через секунду все четверо стояли на крыльце с оружием в руках, каждый из нас в этот момент думал только об одном: «не отвернули бы, только бы на нас….». И они вы-шли точно на нас. Залп из четырех ружей расколол морозный воздух. Гуси повалились как груши, косяк резко взмыл вверх, вдогонку несколько залпов, и ещё две цели пора¬жены. Оставшиеся в живых гуси разделились на две группы и в смятении помчались об¬ратно, через минуту они уже скрылись за горизонтом.

Занялись поиском трофеев. Семь гусей удалось добыть этим утром. Радости нашей не было предела. (Забегая вперед, скажу, что это был самый удачный из всех дней, проведен¬ных на этой весенней охоте.)

С шутками и в весьма приподнятом настроении продолжили завтрак. Восстановили де¬тали удачной стрельбы. Первого – вожака (кстати, гусыню) уложил Володя. С остальными гусями все оказалось сложней, установить авторство удачных выстрелов так и не удалось. Поэтому решили разделить оставшиеся трофеи поровну. Каждому по гусю, Володе – 3 и одного на обед. Вот такая арифметика. В этот день стаи кружили, как на показ: и вокруг скрадков, и про¬сто над крышами балков. Стрельба стояла, как на полигоне. Раза три нам могло повезти, один раз мы в три ружья отстрелялись так дружно, что казалось гуси должны были уме¬реть от инфаркта. Однако нет, расстояние подвело: метров 100-120 – это много для при¬цельного выстрела, а удача была не на нашей стороне.

После обеда появилось солнце, но ветер был по-прежнему сильный, северный, и гуси перестали летать. Примерно около часа дня нас к себе пригласили соседи. У Николая Ба¬рышева, брата Виктора Яковливича, был день рождения, и мы оказались в числе пригла¬шенных. В подарок Коля прихватил одного из добытых сегодня гусей.

В этот день нашим соседям тоже повезло, они были с добычей. Мы ели "шурпу" из жирных гусей, пили самогон (хотя водки было тоже предостаточно), весело шутили, и, казалось, не было конца охотничьим рассказам.

После обеда разошлись по скрадкам, гусей как отрезало, на вечерней зорьке я лично не видел ни одного, по этой причине даже вздремнул прямо в скрадке, пригревшись на сол¬нышке.

К вечеру солнце пропало, а ветер не переставал. Меня назначили кашеваром, я варил суп и думал о сложностях этой охоты. Удача улыбнулась нам широкой дружеской улыб¬кой, повезет ли нам ещё хотя бы один раз? Ведь имея всего один трофей, будет неловко возвращаться домой, а дни моего отпуска таяли, и времени для добычи трофея было все меньше и меньше.

Вечером, обсуждая создавшееся положение, ободренные успехом, пришли к решению: утром выдвигаемся в поле на вездеходе, перекрываем маршрут, по которому мы видели больше всего пролетающих стай гусей. Новый план вселил в моё сердце надежду. Спать я ложился снова оптимистом.

День седьмой. Всю ночь дул северный ветер. Утро было пасмурным, завтрак на ско¬рую руку, и вот мы снова на броне двигаемся к месту охоты. 9-00, я заряжен на победу, но, черт возьми, ветер стих, а гуси так и не показались. За два часа напряженного наблю¬дения я видел пять гусей в полутора километрах от нас. Ну что надо этим гусям, какая должна быть погода?.. Вчера был ветер, вообще летать не должны были, но летали; сего¬дня ветра нет, лети – не хочу, и – тишина. Между тем заметно потеплело и к моменту на¬шего возвращения в балок было уже плюс пять. Сели обедать, в гости пришел вчерашний именинник, на лице прям тоска, даже по рюмке выпить отказался. Все мысли об одном: где гуси, почему нет погоды, будет ли хоть шанс добыть приличную дичь?

На все эти вопросы как всегда ответ даёт Володя: «Гуси будут, в два часа прилетят». Я, конечно, ему не верю, разделся, засел за комп. Пишу этот очерк под мерный шум движ-ка генератора. На часах два часа, не удержался, кричу Володе: "Ну где гуси?" "За¬держиваются", – невозмутимо отвечает он. Усмехнувшись, сижу у печки, пишу этот текст. В два часа десять минут вопреки здравой логике и вообще какому либо смыслу на балок налетает пара гусей, однако услышав шум генератора, заглушающий манки, уходят на разворот и улетают в обратном направлении. «Разведка», – многозначительно говорит Ко-ля. А я уже отказываюсь что-либо понимать. Кажется, меня обманывают как малень¬кого ребенка: хотим – гуси прилетят, не хотим – не прилетят. Пытаюсь прогнать эту мысль. И все же она не даёт мне покоя. Я здесь в их кругу чужой человек, от того, что я расскажу, зависит, будут к ним люди ездить или нет. А зачем они им нужны, эти туристы, пусть ви-дят, нет охоты. Вот надо шурпу сварить на день рождения – пожалуйста «гусик». Сказал – «прилетай в два», приходи, кума, любоваться. И все же я не верю в коварство этих людей, они искренне переживают за результат охоты. И мы продолжаем надеяться на добычу.

К вечеру задул сильный ветер. От скуки я решил проведать своего земляка Серегу, за¬одно посмотреть куропаток.

Серега оказался в добром здравии, в балке тепло, на плите котелок со свежей похлеб¬кой. Спрашиваю про куропаток, он с готовностью показывает, где слышал и видел этих развеселых пташек. Иду туда. Вижу, на приличной по размерам проталине торчит белая головка вполне приличной по размерам птицы, начинаю красться к ней. Теряюсь в мыслях – что это может быть. Подкрался метров на двадцать, птичка не шелохнулась. Думаю, де-ло нечисто, пригляделся по внимательнее: так и есть, манок, но откуда он здесь, рядом ни балков, ни скрадов. Подхожу ближе, и все становиться ясно. Явные следы недавнего стойбища хантов, они, очевидно, и забыли манок, или бросили за ненадобностью. Решаю забрать себе как сувенир. За одно прихватил маленькую скамейку, подарю её Володе, все-таки мебель, на дороге не валяется. Рассовав скарб под мышки, снаряжаюсь в обратный путь, тем более, что Костя уже проявил волнение, вызывая меня по рации. Прошёл метров 500 и что я вижу: мой дружок куропач, и всего метрах в 30-ти. Это шанс. Бросаю скарб и крадусь к нему. Но не тут-то было: не подпускает, отпрыгивает. Знакомый приём, брат, но я уже ученый. Тщательно целюсь, выстрел. Мимо. И вдруг рядом со мной взлетает ещё одна куропатка. Почти не целясь стреляю. Дичь камнем вниз. Присмотрелся: о, нет… сам-ка. Да, не повезло, самок стрелять нежелательно, они как раз сейчас несутся. Подни¬маю добычу, смотрю: так и есть, самка с яйцами. Ну, думаю, нанес урон тундре. Володя не по-хвалит. Решаю все-таки добыть самца. Залег. Примостил скамейку, жду. Самец на¬матывает вокруг меня круги. Я сделал ещё несколько неудачных выстрелов, но все-таки дождался, когда куропатка присела на небольшую лиственницу на дистанции метров в 60. Тщательно целюсь, выстрел, дичь падает, как подкошенная.

Нет предела радости. Подобрав трофей, бодро топаю в обратный путь. За Серегиной избушкой вижу Костю, не вытерпел, пошёл навстречу, переживает за "туриста", хотя по¬теряться здесь сложно, ориентиры на виду, но все равно приятна это неподдельная забота. Идем домой. Почти у самого дома с небольшой лужи поднялись две утки. Первые уви¬денные мной за полярным кругом. Смотрю, куда они сели. Понимаю. Могу подкрасться на расстояние выстрела. Быстро принимаю решение. Буквально ползу по рыхлому снегу.

И, о чудо, вышел на дистанцию выстрела. Однако, утки, почуяв неладное, взлетели. Стре¬ляю по селезню, последним патроном с мелкой дробью. Вижу: попал. Утка плавно «пошла на посадку». "Черт подранок, придется побегать за ним", – пронеслось в голове. Отправ¬ляюсь на поиски подранка. Костя пытается мне помочь. Однако, птицу все-таки первым увидел я. Утка сидела на снегу метрах в 40 от меня. Думаю, что делать. Стрелять – у меня осталась только крупная дробь, можно мяса и не добыть. Разорвет в клочья, придется по частям собирать. Кидаюсь за добычей бегом.

Впоследствии Костя рассказал, что я бежал странными прыжками, как клоун на ма¬неже. Я же думал только об одном: «если доберется до кустов, будет трудно её найти». Но утка выбрала другой, нелегкий путь, она просто нырнула в воду. И результат для неё ока¬зался плачевным, я хорошо видел её действия и выбрав момент, выхватил её прямо из под воды. Добыча была у меня в руках. День закончился прекрасно. Сложив добычу в снеж¬ную яму и выпив по рюмке за удачу, отправились спать.

День восьмой. С утра плюс 6. После непродолжительных сборов и наблюдения за по¬летом гусей принимаем решение: выдвигаться на вездеходе к месту наиболее активного перелета гусей. Едем туда с Володей. Встали на проталине километрах в двух от нашего балка. Тишина, солнце греет, как на юге. Я снял куртку, свитер, остался в одной майке. Включил рацию, вдруг слышу переговоры на нашей частоте, но не наши позывные. "Гуси справа от Мужей на три часа". Смотрим в ту сторону. Видим табунок, штук 20 голов, но далеко. "Не наш гусь", – философски замечает Володя. Так в ожидании проходит часа три. Вдруг Володя задаёт мне вопрос: "Саня, когда гусь на нас налетит?" Я даже расте¬рялся, он – «хозяин тундры», можно сказать, сам гусей когда надо зовет, и вдруг такой во-прос. Но в душе я понял, гусей он ждет не меньше моего. Ладно, думаю, подыграю. "В 11-48", – уверенно отвечаю. Володя мне не поверил – это видно было по глазам. Да надо ска-зать, я и сам себе не поверил, сказал так ради прикола. Стали собираться в 11-30. В 11-48 все тихо. Тронулись с места на обед, отъехали метров 400, и видим над тем местом, где мы стояли, проноситься табунок гусей, штук 15. Стрелять далеко, не взять. Время 11-58. Я смотрю на Володю и впервые за семь дней нашего общения вижу в его глазах, непонима¬ние. "Как так Я сплоховал, сказал же ты мне – ждать, так нет, уехали". Вслух же он произ¬нес: "Да, просрали табунок". Едем на обед подавленными. Это же надо так окараться. Боженька сказал, а мы не поверили, надо было подождать минут 10, нет. Вот и результат. После обеда, замечаю, образовались неплохие лужи, в которых может быть утка. Выхожу в скрадок. И началась потеха. Утки налетали, как курьерский поезд через каждые 15 ми¬нут, штук по шесть-семь. Я отвел душу. Навалял всяких. И шилохвоста, и свиязи. Бил и в лёт, и с воды. И что самое приятное, из 10 штук – ни одной курочки, всё самцы.

К 23 часам пошел дождь. Лёт прекратился. Возбужденный от успеха, вернулся в балок. Пытался поделиться радостью своих побед с Володей, но он как всегда слушал меня мол-ча. Так я и не понял, как он мои действия оценил, рад он был или нет моим успехам – не понятно. Легли спать. Коля ушел пешком в Харп по делам.

День девятый. Сразу скажу: это самый драматичный день охоты. Ещё с ночи поднялся сильный западный ветер, метров 25-30 в секунду. Дверь в балок открыть было нельзя. Ут¬ром часов в девять стало ясно: охоты не будет. Однако я приметил: рядом с нашим балком на лужи присели утки, и после завтрака, посоветовавшись с Володей, вышел на "огне¬вую". Ветер дул так сильно, что буквально валил с ног. Я крался к уткам мелкими пере¬бежками по 2-3 метра. И, наконец, можно сказать чудом, вышел на 20-метровую дистан¬цию. В этом месте Коля отрыл небольшой окопчик в снегу. Я, как учили, бросил тело в него, и со всего маха, проломил лед образовавшийся на дне окопа. Утки от моих действий насторожились, и отплыли метров на 10. Я понял трагичность ситуации, при таком ветре и с 20-ти метров трудно попасть, а на 30 и вовсе. И все же тщательно целюсь. Выстрел. Ви-жу, как падает дробь чуть не в метре позади уток. Утки взлетают. И уникальный мо¬мент: они повисли в воздухе, ветер не даёт им взлететь. Я целюсь. Селезень, которого я должен добыть, отчаянно машет крыльями метрах в двух от воды в окружении трёх куро¬чек, ко-торых добывать весной нельзя. Целюсь с немыслимым доселе упреждением чуть не в метр (это по почти неподвижной цели). Выстрел. Невероятно. Попал, селезня срывает вет-ром, опрокидывает, он летит камнем и падает в воду. Курочки, благополучно заложив ви-раж, уходят по ветру Я смотрю на пораженную мною дичь и не верю в возможность та¬кова выстрела. Подбираю дичь, осматриваю. Селезень поражен тремя дробинами в крыло, в бок и в шею. Прихожу в балок, демонстрирую добычу. Володя, едва глянув, говорит: "Случайно". Но я-то вижу, задел я его за живое. Он начинает проигрывать мне по количе¬ству добытой дичи, а это уже серьезно. За завтраком предлагаю, пойти на озеро в двух ки¬лометрах от нашей базы. Вечером я слышал там курлыканье гусей. Но предприятие, заду¬манное мной, более, чем рискованное. При таком ветре идти по снегу, да ещё и преодоле¬вая ручьи, занятие очень непростое. Володя, видя серьёзность моих намерений, предла¬гает выдвигаться к озеру на вездеходе.

Выезжаем после обеда. Я в первый раз залез в кабину. До озера добрались без особых приключений. Остановились метрах в 600 от берега. Картина открылась потрясающая. Само озеро не больше километра в длину, но птицы на нем, как в передаче в «мире жи¬вотных». Четверка лебедей, штук 50 гусей, уток разных мастей больше сотни. Вопрос: что делать: Попытались подойти ближе, гуси поднялись, сделали круг и сели чуть дальше от нас. Впоследствии мы сильно пожалели, что не стреляли. Дело в том, что птица, тем более крупная, взлетает против ветра. Ветер был сильный, дул нам в спину, и стая взлетала на нас. В какой-то момент они были от нас метрах в 90. В два ружья, 10 патронов крупной дроби, по ветру, ну по любэ завалили бы. Но нам хотелось красивой победы, чтобы пали, так сказать, «к ногам».

Разработали план. Я в обход по берегу озера. Володя занимает позицию ближе на сто метров по ветру на небольшом мысу. В общем, я пошёл «в загон». Сразу скажу, глупость человеческая не измерима, я встрял по полной. Идти надо было метров 400-500. Сначала все было отлично, по проталинам по ветру я почти летел. Но потом… Небольшой лес, в котором глубокий весенний снег, и не обойти, не свернуть. Сорок минут я полз по-пла¬стунски. Снег не держал, я проваливался, вылезал, как из «окопа», но продолжал ползти. Вспомнил все… и Маресьева, и маму, и Родину. Проклял всех гусей на свете, заодно уток и чирков. Наконец дополз до крутого берега, ветер в лицо. Я хоть и в солнечных очках, но слезы из глаз ветер все равно вышибает. Приподнимаю голову… И что? И ни ничего! В 15 метрах от меня резвится, какой-то чирок. Ни гусей, ни лебедей. Думаю, может не вижу, выстрелю – взлетят. Целюсь в чирка… Выстрел из положения лёжа, при боковом ветре с большим выносом. Чирок пал смертью храбрых, а над озером началось чёрти что. Утки как взбесились, носятся над водой, хлопают крыльями, взлететь не могут, но и стре¬лять в них нельзя. Ружью нужен упор, с плеча стрелять невозможно Вертер просто выво¬рачивает ствол. Говорить о прицельном выстреле вообще глупо, дробь после выстрела чуть не в меня летит. Смотрю на Володю, тот вообще демонстрирует цирк. Пытаясь «вес-ти» низко летящую утку, он просто валится за ружьем. Но где же гуси? Их нет. Потом мы долго спорили и выдвигали версии, но гуси, 50 штук, пропали, как в сказке…. Володя опытный охотник, не мог их упустить. Последний его визуальный контакт с ними был, когда они заплыли за небольшой остров, метрах в 200 от его мыса. Я тогда только начал обход вдоль озера. С моего места, откуда я стрелял по чирку, хорошо просматривалось пространство за этим островом, но никого там обнаружить не удалось. Лебеди ушли на северо-запад, их мы видели вместе, а вот гуси… Так это и осталось загадкой: куда они де¬лись.

Но вернемся на место событий. Убедившись в бесполезности наших попыток произве¬сти удачный выстрел и перепугав всех уток, которые частично разлетелись, частично за¬бились в кочки, мы решили возвращаться. Однако, мой трофей, его следовало забрать. Бедный чирок застрял в ветках небольшой кочки метрах в 10 от меня, я отлично видел его и уверено двинулся через водное пространство к своей добыче. Сделав шагов пять, ощу¬тил, что дно озера – это лёд, который под моей тяжестью начинает ломаться и провали¬ваться, ещё шаг – и вода подобралась к самой кромке моих болотников, до чирка ещё мет¬ров 5. Решаю рискнуть, шаг – и я в воде уже по пояс, а лёд продолжает ломаться. Вместе с холодной водой, хлынувшей в мои болотники, в душе возникает легкая паника. Паника усиливается, когда я погружаюсь чуть не по грудь, а дна все нет… От отчаянья стреляю вверх, желая привлечь к своему бедственному положению внимание Володи, но тщетно, он то ли не слышит, то ли не придаёт значения моему сигналу. Наступает момент, когда моя одежда, не успев намокнуть, надувается пузырем, удерживая меня на плаву. Понимаю – времени мало. Закидываю ружье за спину, гребу руками к берегу. Наконец-то ноги на¬щупали дно. Буквально вылетаю из воды и падаю на берег. Встаю. Немного отдышался. Смотрю на злополучного чирка. Ловлю себя на мысли, что думаю, как его достать. И тут же удивляюсь своим мыслям. В чирке этом мяса граммов 300, из-за него я чуть не потоп, стаю весь мокрый на ледяном ветру, рискуя серьёзно заболеть, и думаю о том, как его взять… Вот дурная натура, ладно бы жрать было нечего, так ведь нет – добыча…. С этими мыслями пошел к вездеходу. А думаю все равно о чирке, надо было собак взять или лод-ку, но нет ведь, курортники, поперлись неготовыми. Забираюсь в вездеход. Володя смерил меня взглядом и задал вполне мирный вопрос: «Ну, как водичка?» «Теплая, хошь попла-вать – забери чирка с кочки», – не остаюсь я в долгу. Двинулись в обратный путь.

Вечером в лагере все разговоры вертелись вокруг этого похода. И, главное, куда делись гуси. Володя, пересказывая весь наш неудачный поход Коле и Косте, сказал, что находясь на мысу, наблюдал за уточками, которые плавали от него на расстоянии 40 метров, но бо¬ясь сорвать операцию, он не стрелял. И в какой-то момент заметил на противоположном от себя берегу движение и якобы даже разглядел ханта. Хант, по его мнению, и спугнул гусей, чтобы сорвать нам охоту, мол, не любят они чужых, считая тундру своим охот¬ничьем угодьем и не приветствуют желания чужаков добыть птицу или зверя. Но как взлетали гуси? Мы их так и не видели, а ведь должны были. Вопрос? Ложась спать и раз¬мышляя над этим, я подумал: может в правду говорят, что ханты разговаривают с дикими животными и могут сделать так, что чужак просто не видит чего-то очевидного. Напри¬мер, у хантов есть день, когда они собираются в святом месте и решают свои текущие во¬просы, но место это не может увидеть никто, кроме самих хантов. Даже если вы будете проходить мимо, останетесь слепы. Вот такая она тундра непонятная и удивительная.

День десятый. Это был последний полный день охоты. На следующий день в час дня надо было выезжать обратно в Салехард. Погода была пасмурной. Я вышел из балка пер¬вым, часов в семь. Собрался было уже умываться, как вижу: гусь крупный, гуменник, идет низко прямо на балок, срываю со стены ружьё. Вскидываю к плечу и вдруг ощущаю, как по руке течет вода. Но раздумывать, откуда она взялась, нет времени, гусь уже на рас¬стоянии выстрела, нажимаю курок... Осечка. Что за ерунда? Передергиваю затвор, на руку высыпается лед. Патрон в стволе. Целюсь, но тщетно, гусь уже далеко. Стреляю больше для очистки совести. Мимо. Медленно прихожу в себя. Из балка выглядывает Коля. И зе¬вая, без особого казалось бы интереса спрашивает: «Чё стрелял?». Рассказываю о своих приключениях. Начинаем разбираться. Осматриваю оружие. Ну конечно, после вчераш¬него купания я не проверил оружие. Вода попала на затвор, баёк примерз и в результате осечка. Причем вода замерзла только там, где была, так сказать, «размазана» тонким сло-ем. Все остальное вылилось мне на руку. Вот и ещё один урок: на охоте все должно быть проверено, нет мелочей, любой пустяк может подвести не только охотника, но и всю бри-гаду, погубить общие усилия, что доказали и последующие события этого дня.

За завтраком обсуждаем пролёт этого гуся. Сомнений нет, нас посетил «разведчик». И скоро надо ждать его обратно, хотя не факт, что он обратно полетит тем же маршрутом. Выходим покурить на крыльцо. И что? Задевая крыльями крышу балка, «разведчик» про¬ходит над нашими головами. Это уже слишком. В наглость этого гуся трудно даже пове¬рить. Мы все буквально остолбенели, к ружьям даже ни кто не подошел. А Гусь тем вре¬менем как реактивный истребитель умчался за горизонт. Комментариев нет.

Закипел чайник. Решили попить чайку и выдвигаться в скрадки. Только зашли в ба¬лок, как видим: на нашу лужу, где я вчера подстрелил утку, преспокойно садятся шесть гусей. Такой наглости мы простить уже не могли. Разрабатываем план. Коля обходит лу-жу справа, я слева Володя прячется за вездеход, Костя снимает операцию на видео. По¬ехали. Ползу по ягелю, слежу за гусями и Колей. И вот гуси, обнаружив опасность, взле¬тают, и мне кажется, что на меня. Стреляю. И слышу отборный мат со стороны вездехода, «убежища» Володи. Мат этот обращен в мой адрес. Самое литературное слово, которое я могу привести здесь, «урод». Гуси взлетали прямо на Володю, а мои выстрелы заставили их отвернуть в сторону. Сказать, что я разозлился на самого себя, это значит ничего не сказать. Я был подавлен, мне не хотелось ничего. Я ушёл в балок и погрузился в свои не¬весёлые мысли. Самая удачная из них была та, что я до сих пор не бит по роже только по¬тому, что гость. Совесть и злость на самого себя буквально душили. Прошло около часа. Все разошлись по скрадкам. Я остался в лагере один. Очень хотелось доказать и себе са¬мому, и своим товарищам, что я ошибся, и все было не специально, что это только исклю¬чительно по неопытности. Вот с таким настроением, фактически убегая от самого себя и невеселых мыслей, я решил пойти один на озеро. Между тем снег усилился, и видимость сильно сократилась. Я шёл вброд через лужу по следам вездехода и чувствовал на себе взгляды товарищей. Наверняка ничего хорошего в этот момент обо мне они не думали. Шел я, упорно преодолевая все сложности пути, даже с некоторым садизмом, выбирая бо¬лее сложную дорогу. Вот глубокий снег, вот ручей с довольно быстрым течением, ветер бросил в лицо снежный заряд. «Ничего, ты заслужил эти прелести северной жизни, город¬ской хлюпик». Вот так, ругая себя, я добрался до озера. И обомлел. Насколько хватало взора, все озеро было черно от гусей. Их было так много, что, казалось, кинь камень и по¬падешь сразу в двух-трёх. Расстояние до гусей было метров 300. Пологий берег озера, по которому мне предстояло спуститься к ним, был устлан глубоким снегом. Лишь одна тро¬пинка, протоптанная вчера Володей, давала надежду дойти до озера быстро и по возмож¬ности незаметно. Снег валил уже густой пеленой. Условия были благоприятными. Я бук¬вально не дышал, пока шел по тропинке. Вот оно озеро. Захожу в воду, гуси от меня в 100 метрах, ещё 10 шагов, и я накрошу их как батон, порву как кусок пенопласта, раскромсаю так, что перьев не останется. И вдруг из под кочки, на которую я чуть не встал ногой, с диким криком взлетает чирок. Все гуси как по команде срываются и взлетают в сторону леса. В отчаянье я стреляю. Почти не целясь, задрав ствол над взлетающими гусями почти на метр. Вода в озере буквально кипит, и я не сразу замечаю, что один гусь неловко взмахнув крылом, рухнул вниз. Сердце радостно забилось: «да, я сделал это», пусть их было как грязи и промахнуться сложно, но расстояние было критическим, дробь фактиче¬ски была на излете и это везение, что все-таки взял. Подхожу за добычей, так и есть. Дро¬бина попала в глаз, очевидно, вся остальная дробь обсыпала плотные перья других гусей, не причинив им вреда, хотя кто его знает, я уже не хочу ничего предполагать. Однако ша-ги посчитал. Вышло 130. Больше ста метров, однозначно. Ну что, «зачет».

Решил, что с одним гусем возвращаться нельзя, надо шесть, чтобы получить прощение товарищей. Устроил засаду на самом центре озера. Сижу фактически на сырой кочке, гу¬сик лежит рядышком греет душу. Смотрю, как невдалеке кормятся утки, все ближе и бли-же подплывая к моей засаде. Проходит полтора часа. В голове мысли типа «ну что гуси дураки, что ли не вернутся они так быстро, стрельну пока уточек. Осторожно переза¬ряжаю ружье. Уточки уже метрах в сорока, жду пока соберутся в кучу, чтобы одним вы¬стрелом всех добыть. Напряжение растет. В какой то момент боковым зрением вижу тень. Поворачиваю голову. Гуси. Шесть штук, как заказали. Идут как мессеры, низко, четко прямо на меня, а у меня дробь тройка. В долю секунды до выстрела принимаю решение: стрелять как можно с большим выносом, сопровождать просто нет времени. И вот в на¬рушение всех правил, которым меня учил Алексей, мастер спорта международного класса по стендовой стрельбе, вскидываю ствол метрах в трех перед целю. Огонь. Один пал сра-зу, чуть не к ногам, другой стал плавно пикировать вправо от меня. Остальные резко по-шли вверх. Снова стреляю, вижу попадаю, перья летят, но это и все. Гуси лежаться на раз-ворот и возобновив строй, уходят к лесу. Опять ругаю себя, не мог, мол, подождать, поме-нял дробь, все шесть мои бы были… Иду подбирать дичь. Поднимаю «гусика»: «бе¬лолобик», не очень крупный, молоденький, раны в шее и голове. Кидаю его на землю, иду искать второго. И тут опять чудеса: не могу найти, все пропахал, на десять раз. Нет гуся. Стрелял вверх, думал, ну испугается, шарахнется, увижу, так нет. Ходил час безрезуль¬татно, потерял подсумок с патронами. Выругался. Пошел обратно. Пришел в лагерь, когда обед уже подходил к концу. Оказалось, что и в лагере были результаты, поэтому наши со¬седи пришли к нам в гости демонстрируя трофеи.

Всё рассказал своим товарищам и услышал интересную версию о повадках гусей-под¬ранков. Иван рассказал, что был у него подобный случай. Гуся он нашел тогда случайно, буквально наступив на него. Оказывается, гусь может лежать под водой, раскрыв крылья, так сказать, плашмя, и скрываться от опасности довольно долго. Мне тут же захотелось вернуться и поискать этого хитрого гуся. Но идти пешком сил уже не было. И я провел агитационную работу. Короче, уговорил человек пять совершить рейд на озеро, для этой операции нужен вездеход. Володя, скрепя сердцем, согласился. Погода к тому времени изменилась, подул довольно сильный северо-западный ветер, выглянуло солнце. Мы вы¬двинулись в путь в районе шести вечера. На озере были в половине седьмого. И ни чего… даже куликов нет. Опять сгораю со стыда. Мужики, правда, не в обиде: двое пошли в об¬ход, двое остались в вездеходе, а мы с тезкой, Сашей, пошли на острова в засаду. Прошел примерно час. Появились редкие утки. Ветер был довольно ощутимым. И тут я увидел классный выстрел. Утка шла по широкой дуге и в зените как раз пошла на разворот над Сашей. Выстрел – и она камнем пала к моим ногам. Отличная работа, своего рода подарок мне. Он мог стрелять раньше, но тогда бы утка упала ближе к нему, а так получите в по¬дарок. Посидев еще с полчаса, начали возвращаться. Прибыли в лагерь уже около восьми вечера. Можно было ещё посидеть в скрадке, но лужи стало затягивать льдом и полеты дичи прекратились. Настало время прощального ужина, достали последнюю бутылку вод-ки, которую нам передал мой зёма Серега (его эвакуировали на большую землю ещё вчера днем по причине запоя). Разлили по тарелкам «шурпу» из уток и одного гусика. Го¬ворили теплые речи. Мужики, как мне казалос,ь искренне говорили мне добрые слова. Даже Во-лодя как-то оттаял, и признал за мной некоторые достоинства. Наконец взял слово Коля. И что вы думаете? Достает из угла заранее припрятанный трофей. Того са¬мого «разведчи-ка» гуменника. И преподносит мне в подарок. Я был счастлив. Да, не я до¬был трофей, но если бы не моя вылазка, «разведчик» не стал бы искать место для ночёвки стаи. И не вы-шел бы он на Колен скрадок, и не было бы этого трофея. Так по крайне мере мне объясни-ли. Может, все было и не так, и не та цепь событий, но я верю в эту версию и пусть кто-нибудь доказывает обратное, это уже неважно.

День одиннадцатый. День суматошный. Никакой охоты. Ветер был довольно силь¬ный, настроение было паршивое. Я собирался домой. Жалко было уезжать. Искренне сдружился с охотниками. Очень хотелось отблагодарить всех и за всё. Но нужных слов не находилось. В общем, сухой остаток. Главное: перелета как такового я так и не дождался. Трофеи, добытые мной, конечно, невелики. Наверное, кто-то скажет, что я ненормальный: из-за трех гусей затратить столько усилий. Не торопитесь осуждать. Эти трофеи я добыл с огромным трудом, дорогой ценой, и они мне дороже, чем все, что я добывал до этого. Хо-тя стаж у меня не такой уж и большой, всего три года. Другие победы будут ещё впе¬реди, но то, что эти победы и неудачи я не забуду никогда, это точно. Не забуду я и своих новых друзей – охотников Володю, Колю, Ивана, Сашу, Костю, Германа, Виктора Яков¬левича и зёму своего Серегу. Встретимся ли ещё, кто его знает. Ладно, до новых охот¬ничьих сезо-нов, мужики, пусть удача будет с нами всегда. Ни пуха, ни пера.

30.05.07.

поблагодарить за сообщение

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Александр Л

Отчет об охоте на глухаря май 2007 .

Надо сказать, что это была первая охота. которую я организовал сам от начала и до её печального конца. В начале апреля, как честный и добропорядочный охотник, я пришел в своё охот общество и написал заявление: «Мол, так и сяк….. желаю добыть глухаря». В мае мне позвонили: «Заказывали? Получите». Пришел, получил лицензию на добычу од-ного глухаря, за что заплатил 800 рубчиков.

Наконец в субботу примчавшись с работы в 17-00, стал собираться. Погрузка заняла не более 15 минут, и вот я уже рулю на выезд из города, пытаясь забыть все неприятности рабочей недели.

Прибыл на место ближе к семи вечера. Познакомился с егерем. Во время перегруз-ки в УАЗик вникал в обстановку. Обстановка прямо скажем, была херовой. Во-первых, погода. Солнце выглядывало из-за туч максимум минут на двадцать. Все остальное время шел мокрый снег. Какой к черту в такую погоду ток. Не только глухарю, но и человеку-то в такую погоду не до сексуальных игр. (Хотя с человеком я может, и погорячился).

Егерь тоже оптимизмом не сверкал, высказываясь в таком духе, что в кабинетах назначают сроки охоты тупые чинуши, которым до фонаря, что весна нынче поздняя. Но выбора не было, срок лицензии истекал 7-ого, а сегодня было 5-е.

Тронулись мы в сторону заимки уже в восьмом часу. Заметно смеркалось, а про-ехать нам предстояло 37 километров. Егерь взял с собой своего старшего сына, я не воз-ражал - втроем все же веселей. Дорога оказалось очень не простой. Предстояло преодо-леть раскисшее от влаги поле. Сквозь запотевшие стекла ведавшего виды УАЗа я с трудом разбирал колею, в которую то и дело пыталось занырнуть наше транспортное средство, но как оказалось, это были ещё цветочки. В конце поля нас ждал сюрприз, разлившийся ру-чей снес дамбу, превратив дорогу в подобие горной реки. Вот тут я понял, что втроем не только веселей, но и сподручнее. Сын егеря Стас, взял слегу и двинулся в брод впереди машины. Мы за ним. Местами вода доходила до капота, но благодаря мастерству водителя мы прорвались, хотя из всех дырок в салон хлестали фонтаны желтой речной воды.

Однако, до заимки в этот день добраться нам было все-таки не суждено. Преодоле-вая один из ручьев по самодельному мостику - мы встряли (см. фото 1.2.3).

Вообще ощущения доложу я Вам не из приятных. Мостик - это куча бревен прикрытых ветками, а внизу глу-бокий овраг в полтора метра на дне, которого буквально бешеный поток воды. Лебедки нет, домкрат не во что упереть, пришлось валить деревья и, поднимая УАЗ при помощи (рычага) здоровенной слеги, запихивать бревна под провалившееся колесо при этом, рис-куя каждую минуту сорваться вниз. Было уже почти совсем темно, когда мы выбрались из этой западни, и тут я узнал новость. Оказывается, егерь был не уверен, что мы доедем до заимки, предполагалось до неё идти 2 километра, по глубокому весеннему снегу, но и это ещё не все. От того места, где мы были, до этого глубокого снега было ещё километ-ров пять, и по дороге было два ручья с такими же импровизированными мостиками. Ко-роче форсировать их ночью было просто глупо. И созрел план. Заночевать на дороге и ча-сов в пять выйти на ток, который тут «недалеко».

«Ночевать в лесу. Да пару пустяков, что мы в лесу не ночевали. Даже смешно»,- подумал я и согласился. Развели костерок, заварили чай, выпили водки. И тут пошёл силь-ный холодный дождь, мы в машину. Завели УАЗ в надежде на печку, но не тут то было, печка не грела, а минут через тридцать с потолка через дырявый тент хлынула водичка. «Ну и что, все отлично не сахарные, не растаем»,- снова оптимистично подумал я. Да и мои товарищи не горевали, мы шутили, рассказывали о случаях на охоте и т.п. Постепен-но усталость брала свое. Приготовились ко сну. Я залез в мокрый спальник и попытался пристроиться на заднем сидении, так чтобы вода меньше лилась на меня сверху. (см. фо-то 7)

Мои товарищи расположились на передних сиденьях и попытались уснуть. Я уснул довольно быстро. Но и проспал недолго. Часа в три дождь прекратился и ударил мороз градусов этак в 10. Вот это был «писец». Генерал Карбышев принял мученическую смерть, теперь я это понимаю. Мы все почти моментально покрылись коркой льда. Стали вылезать из машины, разводить костер, но, черт возьми, поднялся ветер и, хотя он был не очень сильным, однако стоять возле костра, было так же невозможно, как и сидеть в ма-шине. Часа в четыре удалось согреть чаю и в пять мы выдвинулись на ток.

Идиоты! В моем промерзшем мозгу стучала только одна мысль: «Какой больной глухарь в такую погоду будет токовать». Однако мерзнуть у машины хотелось ещё мень-ше. Шли около часа местами по пояс, проваливаясь в снег, проламывая корку льда.

Эта корка была острой как нож. Чудом удалось не пораниться, правда, перчатки серьезно пострадали..

На току полная тишина, лес вообще как вымер. Встало солнце. Постояли, послуша-ли - ни чего….. Вышли к лесному озеру. С озера взлетел селезень, но стрелять было дале-ко. Устроили привал. Пошли дальше. Вышли на Мишкин след. Косолапый прошел недав-но, минут десять назад, лужи на следе только, только тронулись ледком.

Потом вышли ещё к одному лесному озеру, и снова селезень взлетел раньше, чем мы подошли на расстояние выстрела. Было ясно, что эту утку с подхода не взять - слиш-ком много шума производили мы, двигаясь по лесу.

Поблуждав часов до десяти, вышли к машине. В 12 часов были на заимке. Там, сла-ва богу, долгожданный отдых. (См. фото 6). Вечером поохотились на вальдшнепа, а вот мечту о глухаре оставили на будущий год. На обратном пути ток нам все таки удалось увидеть, но не глухариный, а тетеревиный. Однако охотиться на тетеревов было невоз-можно. Так мы и стояли на дороге, наблюдая в бинокль, как токуют тетерева. Очень кра-сиво.

Составляя этот короткий отчет, я обдумывал, что же было не так, и дело даже не в охоте, понятно, что шансов добыть глухаря не было, хотя глухаря в тех местах много. Как мы так глупо встряли на эту ночевку. Конечно, ночевать в машине было ошибкой. Нужен был простой шалашик, и костерок, укрытый от дождя, но самое главное, собираясь в лес надо быть готовым ко всему, коврики и спальники для всех изменили бы ситуацию ко-ренным образом, более того, мы зря пили. Плохо и то, что опытный егерь был слишком уверен в своих силах и не настоял на правильной организации ночевки, хорошо, что после этих приключений никто не заболел, а может, есть ещё какие-нибудь мнения, как справ-ляться с подобной ситуацией? Буду рад услышать ваше мнение.

post-2812-1184644684_thumb.jpg

post-2812-1184645000_thumb.jpg

post-2812-1184645073_thumb.jpg

post-2812-1184645832_thumb.jpg

Изменено пользователем Александр Л
поблагодарить за сообщение

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
vest

Уважаемый Александр Л!

Вы написали великолепный охотничьий рассказ, и прекрасный отчет. Мне очень понравилось! Другие наверняка выскажут свое мнение! Спасибо Вам!...

поблагодарить за сообщение

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Александр Л

Уважаемый Александр Л!

Вы написали великолепный охотничьий рассказ, и прекрасный отчет. Мне очень понравилось! Другие наверняка выскажут свое мнение! Спасибо Вам!...

Вам спасибо за комплимент. :(

поблагодарить за сообщение

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Александр Л

Ну вот съездил на открытие охоты на утку. Без всяких шансов на удачу. 40 человек охотников на сорок уток, (по работе был занят и выехал на ближайшие угодья 10 км. от города) однако стволы прогрел. Думаю, что выезд фурмончан был более «удачен» судя по обилию фото, но на то они и старожилы. Я же скромный охотник и на открытие без добычи, но ни чего будет и на нашей улице праздник.

:post-1787-1182943308:

поблагодарить за сообщение

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Александр Л

Отчет об охоте на уток лето-осень 2007

Охота на утку одна из самых увлекательных, эмоциональных и доступных. В прошедшие выходные я в очередной раз в этом убедился. Открытие охоты в Челябинской области особенно не отличается от открытия в Тверской или Пермской, те же увлеченные люди, примерно то же вооружение, наверное, те же истории и анекдоты. И все же отличия есть. Каждая охотничья компания это особый сплав людей, особые внутреннее отношения, Порой бывает крайне сложно, новому человеку, выстроить отношения с уже сложившейся охотничьей бригадой. В этом смысле я пережил определённое испытание, но надо сказать оно привнесло в эту охоту особый колорит. Я знаю, что не всем интересно читать о перипетиях характеров и сложностей взаимоотношений, внутри охотничьих коллективов, в конце концов, это не психологический триллер, а отчет об охоте на утку и все же я назову имена тех, кому очень признателен за эту удачную и интересную охоту. Это Сергей, Юра, Илья, Владимир и два Александра. Спасибо Вам мужики.

И так нас семеро. Условия охоты обычные, поросшее камышом и (извините за народное слово) МУДОрезом озеро, с приличной глубиной до полутора метров и плавающими кочками. Короче охота с лодки. Ну что же с лодки так с лодки. С вечера готовим свои плав. средства. Народ пьёт мало и это сильно настораживает, подумалось

«значит утром, на номерах будем все всемером. Конкуренция, однако».

Легли в час ночи, а уже в полпятого вся бригада на ногах. Ну, думаю, - « сейчас эти индейцы по пирогам, и ищи свищи себе место ночью в незнакомой местности и густых куширях». Выбираюсь из палатки, тихо матерясь за ранний подъём, натягиваю свой костюмчик цвета хаки, «чай, кофе, потанцуем». Гружу боезапас карман «кенгуру» и бегом по «экипажам» (Кстати, о боезапасе, классный патрон удалось прикупить: итальянский фирмы Clever, патрон mirage, заряд Magnum 76, вес дроби 50гр., дробь №5 цена правда кусается не по-детски 25 р. патрончик, «однако удовольствие таким патроном шмальнуть есть»).

Несмотря на «поспешай». Мы с Сергеем оказались со своей лодкой последними на старте. Ищем себе место, крутясь между камышами и зовут нас как в том анекдоте, простыми русскими именами «греби б@я», и «гребу б@я». А слева и с права уже лупят в ночное небо, из своих «базук» наши друзья конкуренты. Я же верчу головой на 360 градусов, но кроме одиноких звездочек, изредка проглядывающих через облака, никакой дичи не вижу. Стрелять, однако, по звездам даже своим итальянским патроном не рискую - «вдруг попаду». И тут как всегда неожиданно из-за спины вылетает тень. Каким-то одному охотнику понятным чувством соображаю - «цель». Вдагон два выстрела. Пала, но далеко и возможно подранок, найти сейчас не реально. Становимся на «якорь». Стало посветлей. Ещё пару тройку «целей» с разной долей вероятности поражения благополучно миновали наши редуты и смылись в глухом камыше. Прошло ещё 15 минут. Наши соседи явно обнаглели, валят 3 утку. Причем ту, которая шла на нас. Вижу своего подранка, нарезает круги метрах в пятнадцати от нас. Стреляю «дичь на воде», предварительно убедившись, что никоем образом моя дробь при отскоке не полетит в сторону моих товарищей. Снимаемся с якоря, идем подобрать мою первую утку в этом году. В ходе операции везёт и Сергею, подбираем и его утку. В переходах, безрезультатных стрельбах проходит ещё некоторое время. Наши соседи оборзели, в корень валят шестую утку, у нас по прежнему две. Наблюдая за небом, вижу, как классно снял Юра утку на приличной высоте. Утка пала камнем чуть ему не в лодку. Но и меня ждет удача. Вижу, как между камышами низко идет утка. Наши соседи молчат (как потом выяснилось у одного из них заклинил патрон и они при помощи весла и чьей то матери пытались провести ремонт оружия в полевых или водяных условиях), однако утка увидав их, изменила курс и пошла мне за спину. «Стреляй Серега, мне не удобно» - но Серега утки не видит, а она уходит, я извернувшись, почти не целясь стреляю. Утка пала кубарем, зарываясь в воду, подняв кучу брызг. Плывём её подобрать. Наши соседи наконец проснулись бах, бах, в трех метрах от нас на воду шлепнулся сбитый ими чирок, забираем и его. Примерно через час мы добиваемся успеха. Удача на этот раз улыбнулась Сергею. Однако наши соседи ушли в отрыв, у них уже 8 удачных выстрелов, и они благородно дарят нам подобранного нами же чирка (ну просто гады). Время идет, а мы безуспешно ищем подранков, которых имеем с Сергеем по одному на совести. Но хитрая утка ныряет, и поднять её очень не просто.

Закончилась охота с окончанием патронов. Мы расстреляли на двоих 50 патронов, имеем четверых добытых уток в лодке (подаренный чирок не в счёт). И двух подранков, которых надеемся подобрать на вечерней зорьке когда им надоест нырять. Возвращаемся. Видим Володю. Он занят снятием сети в которой, как потом выяснилось, оказалось три ведра карасей. Спрашиваем его о результатах стрельбы - у него в лодке 8 штук. Нам кисло становиться ясно, что наши результаты по сравнению с другими, мягко говоря, не очень. После прибытия на базу всех охотников убеждаемся в этом лишний раз. Всего на семерых добыто 36 уток и 6 чирков. Если брать в среднем, то это меньше чем разрешено в путевке (10 шт.), но вполне достаточно для удовлетворения потребностей каждого охотника на данном этапе.

Складываем всю добычу в кучу, фотоемся по очереди (типа кому ни будь впаришь, что это ты типа настрелял, так по-пацански одним патроном). Мы конечно смеёмся и подкалываем друг друга. Наша главная тема, что наши утки крупней хоть их и четыре, а у них они дохленькие заморенные, а чирков мы вообще не стреляли (типа не наша дичь). В этом была к стати доля правды, чирков мы не стреляли из принципа, а утки наши и в правду оказались крупнее остальных. Наши товарищи отвечали нам тем, что они не гордые и пропускали крупных уток на нас специально, но типа они пропустили не меньше десятка, а мы добыли только четверых. За этими разговорами щипаем уток, отдыхаем. Ждем вечерней зорьки.

Вечером мы с Сергеем плывем первыми, чтобы добрать подранков и никого не зацепить дробью. Плывем тихо. Через камыши видим - вот они оба не спеша плывут друг за другом. Дружно стреляем. Стена брызг шум падающей дроби. Наши подранки переходят в разряд добычи. Добираем их, идем на установленное нам место с правого края нашей цепи. И тут я замечаю, что рядом с нами расположился какой то не знакомый фраер, в тельняшке, по поведению не совсем трезвый. Убеждать этого дядю, что бы сменил позицию мы не стали, отплыли от него сами «от греха подальше». Как потом выяснилось не зря. Охота шла своим чередом, на вечерней зорьке утки было меньше, и все таки по одной нам удалось добыть, при чем отличный выстрел был у Сергея. И мне удалось снять утку, летящую в лоб (так называемый королевский выстрел, который у меня получается не всегда). Стало уже темнеть. И вдруг вижу утка садится как раз между нами и этим фраером в тельняшке. Этот опе@дал, других слов нет, лупит по этой утки и дробь рикошетом летит в нас. Две дробины попали мне в руку, одна в ногу и три в лодку. Сергея не зацепило. Хорошо расстояние было больше 120 метров и дробь была на излёте не причинив ни какого вреда. А если бы мы стояли на прежнем месте, могло быть все и хуже.

Много раз я слышал рассказы о подобных случаях, но сам не разу под обстрел не попадал. Обложив этого опе@дала матом, мы поспешили отплыть от него подальше. Может, конечно, стоило ему, и навалять, но настроение себе портить не хотелось. Быстро темнело, и мы на новом месте так и не сделав ни одного выстрела, вернулись на базу. Время, указанное в путевке вышло (сутки или две зорьки), да и добыли мы достаточно.

Сборы были не долгими, прощание теплым.

До встречи на новых утиных зорьках, друзья - товарищи охотники!

post-2812-1188118343_thumb.jpg

post-2812-1188118406_thumb.jpg

post-2812-1188118491_thumb.jpg

поблагодарить за сообщение

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
охотник-2

неплохой отчетик ...молодец ..уважаю... у нас стоко дичи нету в этом году ...но и без дичи не остаемся...

поблагодарить за сообщение

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Александр Л

Я на самом деле не считаю себя хорошим охотником. Но за "уважуху" респект. Мне интересны люди и события. И на форуме я ищу этих событий. На самом деле охота это принцип жизни и к сожелению во многом настоящие охотники одиночки. Однако братья мне интересно почти все, что пишется на форуме особенно хочется быть в среде тех кто вместо Турции и пляжа предпочитает труд поиска охотничей удачи, и кайф "королевского выстрела". Все ещё впереди. И я буду публиковать свои отчеты если Вам это интересно. :post-1787-1182943024:

поблагодарить за сообщение

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Александр Л

Что в этом отчёте ложь, а что, правда, решать Вам. Кто-то может осуждать, но никто не в праве отрицать, - пьют на охоте умерено или много это решение только самих участников событий я же публикую свой авторский взгляд…..

Прелюдия.

«Но узнает ли старая Родина Мать

Одного из заблудших своих сыновей»

Про себя напевал я, глядя, как Миша грузит в корзинку супермаркета десятую бутылку водки.

- Врачи утверждают, что семьсот грамм спиртного смертельная доза, - как бы невзначай заметил я, когда Мишаня потянулся за одиннадцатой.

- Но нас же будет пятеро, да и едем мы на два дня, - как бы извиняясь, чистосердечно признался этот простой уральский парень.

- Ну, тогда, может, яблочек возьмем или арбуз на закусь?

Минута мучительных сомнений.

- Ладно, возьми пять яблок, остальное на рынке доберём.

Перли мы экстровагантной колонной – лидер, старая волга цвета коррида с лодкой каноэ на крыше, далее, скромные труженики охотничьего «поля» на нивах и в конце, моя замученная скоростью «Судзуки». Двести километров пролетели, как чих, в голубом дыме выхлопных газов волги, слегка приправленным безвозвратно уничтоженным маслом. Лагерь развернули почти с космической скоростью. И началось…. Когда Вам скажут, что победа над разумом - это задача инопланетян - не верьте, русские её давно решили, национальный напиток разум кушает как мишка малину, как еврей мацу, как итальянец спагетти, короче до безупречного «предела отрыва души от тела». Между этим «пределом» кое-кто, «отщепенец» сумел таки поставить сети и найти дорогу к месту предстоящей охоты. Между прочим, у него был инструктор, который заметьте, благородно и вполне бескорыстно установил в этом месте «чучалки» и настоящим менторским тоном показал где стоять. Спасибо тебе Юра. После этого подвига Юру призвали инопланетяне, а может утки доплатили….. Моё сознание долго мучило меня и не давало напиться, всё кончилось вместе с безумной луной неожиданно взошедшей на небе.

- Какого черта: смотрю на Юру, у него на груди сидит барсук.

- Ты кто и какого лешего тут делаешь, сволочуга полосатая.

- Да барсук я, на вас алкашей белок не хватает вот, и посылают нас сверхурочно.

- Понимаю. (Из анекдота)

Медленно чтобы не стряхнуть остатки «кайфа» вылезаю из палатки. У костра дежурит Лёня. МУЖИК, не дал проспать и засохнуть охоте.

Это пытка, так издеваться над человеком. В темноте ползём через камыш. Костян как настоящий друг, в сложный момент мощным ударом натренированной руки автослесаря направляет мою лодку в нужном направлении. В небо взлетает ракета. И сразу со всех сторон несётся канонада выстрелов. Мы в отчаянье гребем к своим выставленным инопланетной рукой Юрца «чучелкам». Теряем направление, но не сдаемся. И вот, наконец, наше поле битвы, врезаюсь в камыш, бешено маскируюсь. Готов. Первым на

«чучалки» пикирует чирок. Стреляю. Мимо.

- Соберись. Твою мать Саша.

Опускаю голову в воду. Мужественно распластав руки, принимаю болотную ванну. Вода течет за шиворот. Стало легче. Вот он мой выстрел. Селезень серой утки летит на меня. Крякнул, увидев «чучалки». Почти королевский выстрел. Утка пала как учили, плыву забирать. Слышу, Костян мочит. С неба дождикам полилась дробь. По рации обменялись сведеньями о победе. И ВСЁ.

За четыре часа ожидания хоть бы что. Собираю сеть. Двигаемся в лагерь. Возвращаются наши товарищи. На всех десять уток. Из них три лысухи, и чирок. Я не знаю, была ли у кого-нибудь из охотников бывших в этот день на озере большая удача, думаю врядли. Секрет отсутствия утей раскрылся позже, а пока….

Приехали местные со своим… Вечерняя зорька, кто на ней был, тоже принесла мало радости. Результат 3 утки. А вот утро воскресения порадовало. Покойный ныне Колян Алексеевич в своё время советовал: «Пройдись по ямам» . И вот в воскресное утро я двинул по ямам. На Урале ямами называют небольшие прудки. Чаще всего не связанные с основным озером, густо поросшие камышом и ряской. В первой же «яме», мне улыбнулась удача. Селезень «красава» взлетел под выстрел. Он тяжко «пал» взметнув ряску вместе с болотной водой выше камыша. И началась потеха. Утка налетала со всех концов и весей. Однако стрелять можно было только ту которую потом можно подобрать, и по сей причине пришлось пренебречь ружьем и взять фотоаппарат. Снимки вышли, но не все удачно, летящей утки не получилось совсем, а плавающую, на этом форуме можно увидать почти в каждом отчете.

В качестве приза за неудачную охоту добыл, исключительно случайно, куропатку. В лицензии она есть - так, что привет Гринпису. Надеюсь, не утомил.

post-2812-1189345321_thumb.jpg

post-2812-1189345352_thumb.jpg

post-2812-1189345465_thumb.jpg

post-2812-1189345500_thumb.jpg

post-2812-1189345542_thumb.jpg

post-2812-1189345571_thumb.jpg

поблагодарить за сообщение

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Александр Л

Бывает же такое. Дал себе слово писать отчет о каждом выезде на охоту. Сижу и думаю писать та не «чё»…. Пожалуй, только одно можно вывести на середину, в заглавие или с красной строки… как хотите. Провел тест фотоаппарата SONY α 100. Ничего себе машинка.

Ладно, все по порядку. В прошлый вторник я был счастливым человеком, имел сразу три варианта выезда на охоту. В среду осталось два. В четверг одно и наконец в пятницу перед выездом ни одного… В результате мы свались на голову (почти в буквальном смысле) одному из наших товарищей по нынешнему открытию охоты в Челябинской области.

Вот сидим мы у него на даче ночь полночь, и делать не чего. Есть одна лицензия сезонная на утку и всё…. В голове мелькают мысли о браконьерской охоте. Мысли эти прилипчивы как мухи. Однако Саня, (хозяин) уже достал мухобойку для этих мыслей.

- Не вы «чё», мужики, нельзя , - пресекал он все наши дерзкие планы по отлову то одного вида животного то другого.

Но вот разговор закрутился вокруг «бобрика». И что вы думаете. Хозяин. Замялся.

- Вау… - Сказали мы с Сергеем Николаевичем. Когда на обзор публики, почти «дубликатом бесценного груза» на стол легла измятая лицензия на отстрел одного «бобрика». Какого черта мы сидим? Какого черта мы молчим?

Табун разрозненных вопросов затоптался, в слегка потрепанным алкоголем мозгу, а руки и ноги сами начали лихорадочно действовать.

Итог. Два часа ночи мы отваливаем от деревянного пирса. Катер набирает скорость. За кормой запела вода. Погода просто очаровательная. Температура около 0 градусов идеально чистое небо, ветра нет и звезды. Звезды везде.. в ночном небе и на озерной глади воды и кажется даже в глубине озера притаились на дне. Пока шли к протоке, заструился туман. Стало ещё холодней. И на этом романтика закончилась. Простояли на якоре в разных местах. И?... и ни чего. «Змерзли як цуцики». Ни чего не видели, и не слышали. К стати всё это время, что мы стучали зубами в лодке меня «Терзали смутные сомнения» о законности наших действий, как оказалось в последствии не совсем беспочвенные. Наконец, околев до судорог и встретив рассвет, вернулись к пирсу. В 7 утра стоял густейший туман. Потыкавшись, помыкавшись, допив коньяк, и познав бесполезность стрельбы, по утки, в таком тумане отправились спать.

В одиннадцать туман ушёл и снова идеалистическая картина умиротворения. Мы мчимся по зеркальной глади озера, на носу весело побрякивают блеснами спиннинги, у меня в руках фотоаппарат. МР-ка дремлет в чехле (на всякий случай взяли. Вдруг утка налетит).

Забавно наблюдать за гагарками. Отличные ныряльщики, эти водоплавающие птицы, кажется совсем нас не боятся. Подпустит поближе, раз и исчезла одни круги по воде. Через пять минут выныривает, но так далеко, что трудно даже рассмотреть.

Рыбалка то же не задалась. Покидали с часик спиннинг и? …. и не чего. Мчимся на катере

вдоль берега. Красота такая, аж глаз устаёт любоваться. Решили пройтись по протоке с надеждой поднять утей. Летим чуть не на предельной скорости, аж дух захватывает и? …. и не чего. На обратном пути налетели на протопленное палено, сорвали фиксатор с винта дальше на веслах.

Саша мужественно берется чинить (без инструментов и материалов ) благородно отпустив нас на прогулку. Решительно сходим на берег за грибами, но ружьишко прихватили (а вдруг утка налетит). Ходили бродили фотографировались, вышли к протоке (а вдруг там утка) и ? …. и ни чего. Природа обалдеть, идем и нарадоваться не можем как легко дышится, как приятно всё глазу. Часа в четыре зарядил дождик. Выходим к лодке. Саша рыбалит (уральское слово). Поднимаемся на борт. Все исправно. Он нашел в лесу бревно с гвоздями, вытащил гвозди, согнул их «при помощи долота, и чьей то матери» и пожалуйте господа катер хоть на гонки выставляй. И «чё» бы делали иностранцы, как вы думаете?, Правильно, и думать не надо, голову себе забивать ерундой.

Мчимся обратно. И тут она (утка) налетела таки. Короче, тревога, к оружию… табунок прёт прям на нас, штук пять, шесть. БАХ, БАХ и? …и мимо. Не повезло, да и надо было ли…

Не смотря ни на что отдых состоялся. Смотрите фото в галереи уважаемые.

P.S. Лицензию я видел только мельком и как потом узнал, охота на бобра разрешена только в светлое время суток и с 1 октября. Так что всё ещё впереди Товарищььь….

post-2812-1190622870_thumb.jpg

post-2812-1190623062_thumb.jpg

post-2812-1190623192_thumb.jpg

post-2812-1190623375_thumb.jpg

post-2812-1190623577_thumb.jpg

поблагодарить за сообщение

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Александр Л

Что за счастье – ОХОТА! Как ждешь её и как втайне её боишься. Сколько мыслей дурных и праведных рождается у тебя в голове, когда собираешь свой нехитрый скарб, берешь ружье и мчишься туда, где ждут тебя такие же друзья охотники с такой же «пулей» в голове как и у тебя. Я ехал на охоту, на зайца, по чернотропу, из-под собаки, не зная об этой охоте ровным счётом ничего, кроме того, что описано в классических романах. Говорить о том, что этой охоте века стукнули, смысла нет, она просто «вечна». Но каждый раз такая охота, таинство, которое рождает поэтический образ …. Что-то я загнул - «Загагулину понимаешь»… (Ельцин)

Приехали уже к полночи. Расположились в «балагане» - аналог северному болку, европейскому вагончику, а по-простому будке, снятой с машины и приспособленной к проживанию четырех – пяти, бедолаг охотников. Туда – сюда, устроились на ночлег.

К утру прибыло подкрепление, и тут я увидел Героя. Герой этот - Русская гончая по кличке «БУЙ» (в этой местности клички собакам дают по имени рек). Собаки бывают разные со своим характером, повадками, да кому я это всё говорю, разве вы этого не знаете?

Изначально «Буй» не произвел на меня ни какого впечатления, ну собака как собака, воняет гнусно, лает невпопад. Возьмешь ружьё на плечо, он прямо заходиться лаем, короче дурак - дураком. Пошли в лес. Николай Николаевич – товарищ мой по прошлым приключениям, на ходу меня инструктирует. « Собаку не обгоняй, кричи как в загоне, залает - остановись и жди, «заяц» выйдет, стреляй». «Ну, что за чушь» – думалось мне «трава высокая, заяц выйдет, его и не видать будет, да и собака за ним, как-бы в собаку не попасть. Много я слыхал историй, как собак убивали». Ну, думаю – «ладно, буду держаться опытных охотников, делать всё как они и будет мне счастье». Иду легко, за мной следует Стас у него фотоаппарат. Короче фотосессия у нас. Там, сям фотоемся, красиво – осень, листики с осин падают, рябинка с веточек свисает - ляпота. Так за этим делом отстали мы от опытных охотников и вдруг лай. Ну, остановились. Про себя размышляю «выйдет на меня - фига два стрелять буду - ничего же не видно, попаду в собаку, чё потом платить за неё что ли? Так и стою в расслабленной позе римского патриция, с которого статуи из мрамора точили. Ружбайка на плече, взгляд блуждающе надменный. Вдруг БАБАХ, чуть не над ухом. «Во Б..я, какого черта, собака лает где-то за перелеском, а выстрел чуть мне не в ухо». Слышу, орут - «Готов». Кто готов? Почему готов? Бегу на голос. Батюшки мои, «заяц». Толян, гордо поднимает добычу. Красивый русачок. Снят метко, с первого выстрела. Так и что же я упустил из уроков мастерства? Осторожно спрашиваю Виктора (хозяина собаки, пришедшего к месту происшествия сразу за нами)

- Послушай Витя, «Пошто» заяц чуть не вперед на двести метров от собаки бежал, а?

На текущем, как речная вода, уральском говорке с примесью матерков Витя коротко пояснил:

- Так он Б..дина, ху..путала петлят.

Петлят… Знал я, что заяц петляет, но собака-то где?

И вот из сосняка появляется Буй. С чувством выполненного долга он не спеша, подходит к нам. Обнюхал добычу присел под березкой, облизнулся, и казалось, потерял интерес к дальнейшим событиям. А дальнейшие события меж тем и его касались. Принялись обдирать зайца, уши и передние лапы достались Бую. Ел он с аппетитом, но не жадно, а с достоинством, прямо как настоящий дворянин, так и верилось, сейчас салфетку попросит морду вытереть. А я меж тем получил от Николая необходимые в таких случаях разъяснения. Как оказалось, собака вообще редко догоняет зайца - она его гонит. Задача охотников встать цепью и ждать несчастного. Может быть и так, прогонит собака зайца через цепь неудачно вставших охотников и на второй, а то и на третий круг пока заяц сам не набежит под выстрел, причем собака не выбирает маршрут, она идет по следу, а зайка скачет кругами, по спирали со скидками, но рано или поздно, если конечно гончая не потеряет его след, он всё равно выходит на охотника. И расстояние между собакой и зайцем может быть весьма значительным, до трехсот метров. На второй день охоты я даже стал понимать, насколько близко заяц от собаки по лаю, но это было на второй день. А пока мы двинули дальше. Второй загон и снова добыча. Не собака, а чудо - держит след так цепко, что у ушастого просто никаких шансов, но как оказалось, и в правилах бывают исключения. И это исключение создал я неопытный и бестолковый охотник.

К середине дня Буй погнал очередного зайца. В это время я вышел на проселочную дорогу, настроение было самое благодушное. Почему-то я уверовал, что на меня сегодня заяц не выйдет, и увлёкся фотографированием. Как же я жестоко поплатился за это. Заяц выпрыгнул на дорогу в сорока метрах от меня. Я поздно опомнился и промазал. В отчаянии я, было, бросился его догонять. И тут появился Буй. Как он глянул на меня, я ни когда не думал, что собака так умеет смотреть. Он приостановился, поднял голову, прищурил глаза, и в них было всё. Лучше бы десять охотников по очереди назвали меня муд..ком, чем Буй одним взглядом одарил. Самое обидное было то, что он гнал зайца, перед этим минут сорок и теперь этого зайца ему было уже не взять. Он это знал, и всё равно рванул за ним с удвоенной энергией.

Это потом на разборе полётов я узнал, что русская пословица «про стреляного заяца» чистая, правда. А в тот момент я бестолково хлопал глазами. Буй же, на рывке пытался исправить мою ошибку. Но всё тщетно, заяц ушёл. Для тех, кто не знает, когда стреляешь в зайца и не попадаешь, он рвет по прямой, с испугу, и, как правило, уходит от собаки, сам того не понимая.

После двух часов, пошел мелкий дождь, и сентябрьский день по меткому выражению Булгакова превратился в «Кисленький». Однако по-прежнему нас окружала почти волшебная красота уральских гор. Желтые осины вперемешку с темно-зелеными елями располагались на трассах холмов разрезаемых ручьями и мелкими речками. Шагнешь с пролеска в ельник, и словно в сказку попал. Мохнатые бородачи пеньки, усеянные грибами, создают иллюзию царственного покоя, и даже буреломы на их фоне не пугают своими грандиозными завалами. Увлекшись этой красотой, щелкаю затвором фотоаппарата, забыв про охоту. И тут Буй. Ай, собака, он всё мне простил, подходит, принюхивается и по-доброму тыкается носом мне в сапог. Я чуть не плачу от нахлынувших чувств, однако надо идти дальше, товарищи мои уже выкрикивают меня, ждут, охота продолжается. Пошли мы с Буем на голос. Выхожу на лесную дорогу, вижу, Виктор пристроился на сухом стволе ели, Виталик не спеша, поднимается по косогору. Короче общий сбор. И вдруг вижу, заяц в высоком прыжке выныривает из кустов. Срываю с плеча ружьё. БАХ. Пал. Лечу пулей к своей добычи. Хватаю за задние лапы. Готов. С первого выстрела как учили. Счастье моё безмерно. Из кустов вылетает озадаченный Буй, начинает хватать зайца за лапы кусать голову, уши. Я его понимаю, озадачен дядя, на сей раз опередил я его он только почуял дичь, а я уже её добыл. Но мне не жалко - уши этого зайца твои – Буй.

Потом был долгий вечер у костра, разговоры за «жись». Ели суп, или хрен его знает, что, скорее похлебку из зайца, и счастью не было предела. Мне казалось, что вкуснее я ничего не едал, а моим товарищам, что веселей этого вечера ничего и не было. Но так бывает всегда, это как день или ночь всё повторяется, но от этого не менее чудесно.

Следующий день охоты был тоже удачен, я добыл своего второго зайца, а всего мы на артель добыли их семь и заслуга в этом на девяносто процентов Буя, из десяти загонов от него ушли только три зайца два из них «стреляные» считая моего и один «ушлый», через речку удрал. Вот так от охотничали. С нетерпением жду новой встречи со своими новыми товарищами и с удивительной собакой по кличке БУЙ. Лицензия сезонная, так что отчитаюсь ещё о новых победах.

post-2812-1191322770_thumb.jpg

post-2812-1191322829_thumb.jpg

post-2812-1191322909_thumb.jpg

поблагодарить за сообщение

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Айвенго

Замечательные отчеты, про уток я даже пропустил со своими охотами и сейчас все прочитал с огромным удовольствием, да и на зайца теперь захотелось сходить, именно так из под собаки, а то я как то все либо пешком самотопом, и получается что все дело случая, либо где нибудь в астраханских краях, едешь бывало по степи на машине, видишь сидит, проехал мимо него, остановился метров за 20ть, а он сидит, открываешь багажник, собираешь ружье, сидит головой крутит или чего то там жрать начинает, хлопаешь багажником, бах, заяц прыг-прыг метра на 2-3 и опять сидит... вобщем это не та охота..., правда надо признать что зайцы там просто невероятных размеров и вкусныееее, еще бы, только жрать могут целый день, а бегать то совсем разучились.

Да и фотки супер, мне больше всего понравилась где одна собака лежит, ну каждую шерстинку видно, и даже структуру ткани подстилки, фон размытый сзади и изображение кажется просто настолько реальным, объемным, хоть на стенку вешай, молодец, обычно цифровики очень плоско фотографируют, а тут просто классно получилось!

поблагодарить за сообщение

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Beholder

С полем! :angry2:

поблагодарить за сообщение

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Sanchaz

шикарные отчеты! погрузился целиком в ощущения и переживания автора. очень легко и интересно читаются все повествования. Спасибо за труд!

Александр, вы настоящий охотник!

поблагодарить за сообщение

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Александр Л

Классик написал: «Всего лучше производить её вдвоем, втроем, при четверых загонщиках, умеющих ходить на лыжах». У нас не было четверых загонщиков, нас всего было четверо, но мы шагнули в лес, надеясь добыть «зайца нагоном».

Честно говоря, этот безысходный оптимизм имел свои глубокие, почти имбирные корни, с собачкой-то мы обломились, а отступать героям - Родина не велела. Вот так и шагаем по лесу, вчетвером рассматриваем следики позавчерашней свежести. Но как в любом романе про четверых среди нас оказался Д Артаньян. Правда, сильно потрепанный жизнью и годами, но зато с усами. Короче собаки отдохнули, когда Николай Николаевич взял след.

Но обо всём по порядку, идем, стало быть, мы по покрывалу белого, но не свежего снега, хрустим, как положено ветками, иногда покрикивая, чтобы не потеряться в этом девственном лесу, и на пятом километре пути в конце извилистого ложка я вдруг слышу «Вон он бля..на». БАХ выстрел. «Обана!» думаю, «мы ещё и стреляем по кому-то». С полной уверенностью в отсутствии результата бегу в сторону выстрела. Раздвигаю ветки ельника и вижу, двух Сергеев, машущих руками в разные стороны. На обычные в таких случаях вопросы «Кто стрелял? И где измученный погоней труп?» слышу радостный для «Грин писа» ответ – «убежала скотина дикая».

Покурили, поговорили, сфотолись на память, с подписью «Здесь был заяц». И тут я задаю наивный вопрос:

- А Николаич, то где?.

- Да за «зайцом» побежал.

- Подранок что ли?

- Да нет, не попали же.

И тут до нас медленно как после Текилы доходит - «Он же зайца гонит».

Молча расползаемся на номерам, сели, замерли. Слышим, как с интервалом в пять, десять минут Николаич подает голос, поднимая зайца. Всё ближе и ближе его голос, напряг не детский, если после такого загона промазать, то согласно русской народной традиции надо лечь под ёлку и ждать «морозко».

Слышу, справа шелест, короткий вскрик, два выстрела и блаженные слова - «Есть!».

Отличился Серега, со звучной фамилией Таран. Вот Вам и нагон «четверых умело владеющих лыжами».

Подвесили трофей на развилку двух осин, мягко запорошенных пушистым снегом, и двинули дальше. И тут я понял, что сотворил Николаич. Он распутал следы поднятого зайца на полянах буквально утоптанных заячьими следами. Они там явно играли в волейбол или исполняли нижний брейк. Понять где в этом месиве свежий след мог только настоящий профи.

Тропить дело не простое. К трем часам окончательно измотавшись, но с трофеем мы, наконец, выползли из леса к машине. С чувством собственного достоинства принялись обедать. И тут минута славы. По лесной дороге летит УАЗ, с другой стороны преодолевая ухабы, ползет десятка Жигулей. К нашему «шалашу» подъехали «охотники». Первое что мы слышим.

- Николаич это ты там, в лесу гавкал за гончую?, – тон явного подъё..а.

- И что? – другая хитрая рожа.

- Да ерунда мужики, так, «зайца загнали».

…. Немая сцена - они видят трофей. Жалобно скулят собаки в УАЗе. Пить с нами братья по охоте отказались, сославшись на здоровье. Ну и дай вам бог здоровья, нечего собак жилить…. Спасибо тебе, Николаич!!!

post-2812-1194847180_thumb.jpg post-2812-1194847351_thumb.jpg

поблагодарить за сообщение

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Айвенго

Ну вот и дождались... здорово Александр, молодцы, а Николаич ваш так вообще ну просто слов нет... собаки что в УАЗе не смогли, а он значит загнал зайца... Поздравляю, с полем!

поблагодарить за сообщение

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Александр Л

Ну вот и дождались... здорово Александр, молодцы, а Николаич ваш так вообще ну просто слов нет... собаки что в УАЗе не смогли, а он значит загнал зайца... Поздравляю, с полем!

Спасибо в следующие выходные (если бог даст) рвану на копыто, отчёт с меня. Малое количество фото в отчёте связано с переносом основных фотографий о двух охотах на зайца в галерею. Зайдите на досуге, гляньте.

поблагодарить за сообщение

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Айвенго

Гляну обязательно, только фотки которые иллюстрируют данную охоту, лучше ставить сюда к отчету, а то получается что читаешь в одном месте а фотки смотреть надо еще куда то лезть, да и там еще надо разобраться к какому отчету какие фотки, так что если не сложно поставь фотки здесь которые в этот раз, с этой охоты!

поблагодарить за сообщение

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
образец 626

интересные у вас Александр отчеты получаются, читать прям приятно

(обычно много бкув на мониторе написанных не мной меня не вдохновляют, но это не тот случай) !

А что касается охоты на зайца с гончей, то верно подметил кто-то из классиков,

что "охотник без собаки - это что-то неполное ..."

http://video.mail.ru/mail/lenvoo/2/137.html

поблагодарить за сообщение

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Анатолич

Спасибо в следующие выходные (если бог даст) рвану на копыто, отчёт с меня. Малое количество фото в отчёте связано с переносом основных фотографий о двух охотах на зайца в галерею. Зайдите на досуге, гляньте.

А что за галерея такая? Где её искать? Вроде всё облазил, не нашёл ни чего подобного :)

поблагодарить за сообщение

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Александр Л

А что за галерея такая? Где её искать? Вроде всё облазил, не нашёл ни чего подобного :)

http://forum.ihunter.ru/index.php?act=modu..._album&album=19. См. здесь

поблагодарить за сообщение

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти

  • Похожий контент

    • Мелёхин Сергей
      От Мелёхин Сергей
      Продам Вепрь-12 МОЛОТ 12 к. 2015 г.в., лазерный целеуказатель, коллиматорный прицел, насадка-удлинитель.
      Состояние нового, настрел не более 100. 
      г. Нефтеюганск 
      тел. 89128113ноль9ноль
    • Евгений Цыгикало
      От Евгений Цыгикало
      Comp-N-Choke (США) обеспечивают превосходные результаты при стрельбе,  как на стенде по тарелочкам ,так и на охоте по дичи.

      Перфорация в дульном устройстве замедляет пыж и позволяет снизить отдачу выстрела на 25%, а так же увеличить кучность и плотность дробового снопа на 30%.

      Дульные устройства  доступны в двух видах:

      - полированная нержавеющая сталь

      - черный (Химически почерневшая отделка похожая на ствол)

      Comp-N-Choke изготавливаются для ружей:

      Beretta,  Browning,  Fabarm,  Benelli,  Winchester,  Stoeger,  Zoli,  MP-153-155, Remington,  Blaser,  Caesar,  Guerini,  Franchi, Krieghoff,  Mossberg,  SKB,  Verona.

       
    • maks_hunter
      От maks_hunter
      Вот наконец хочу купить свое. С моделью и калибром определился сразу а именно ИЖ-27 12 калибра. В силу молодого возраста (23) и охоты исключительно с одним ТОЗ-БМ, об остальных ружьях знаю только со слов знакомых охотников. ИЖ-27 все оценивают как хорошее универсальное ружье. В каталоге оружия у ИЖ-27 несколько модификаций 12 калибра, какой выбрать по следующим критериям: магнум или нет, сменные чоки нужны или нет, эжектор нужен или нет, одно или двухспусковой, какой брать экспортный или обычный(по деньгам не жалко). Если еще что-нибудь посоветуете буду рад принять во внимание при покупке.
    • Tyrion
      От Tyrion
      Всем доброго времени суток.
      Недавно откопал у деда данный экземпляр.
      Хотелось бы понять что это за ружье. Дело в том, что на ружье не написано что это за модель. (Либо надпись стерлась за долгий срок.)
      Есть ли у него какое нибудь будущее в охоте?
      Т.к. в этом деле мои знания ничтожны прошу Вашей помощи.
      Хотелось бы услышать все, что Вы можете сказать о нем.
      Сделал фото всех надписей, да и вообще всего чего мог.
      Заранее спасибо.







    • weapontuning
      От weapontuning
      Продам приклады, ложа, магазины,крепления американской фирмы АТИ розница и опт.
      Подробности на сайте weapontuning.ru
      84993900741 84993900751


  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу